Рейтинг форумов Forum-top.ru

11/08 Можно поздравить нас с новым дизайном. Надеемся он освежит форум и поднимет вам настроение!
0
0
ПОРТЛЕНД, МЭН // ВЕСНА, 2064
антиутопия // эпизоды // nc17
• • • • • • • •
Приветствуем вас на форуме, посвященном трилогии «делириум» лорен оливер. Здесь вы сможете заглянуть в недалекое будущее, окунуться в мир, в котором любовь признана опаснейшей болезнью. Пройдите процедуру исцеления - тогда вы навсегда позабудете о риске заражения; или же вступите в ряды сопротивления и объявите войну системе. Ваша судьба полностью в ваших руках. По крайней мере, на первый взгляд.
Кажется, мне никогда не надоест любоваться любимым человеком, чем бы он не был занят. Поднимает ли он коробки, занимается ли спортом, колет ли дрова, или просто, со скоростью света, поглощает пищу. Но особенное наслаждение я получаю, когда наблюдаю как он спит. Во сне он выглядит таким умиротворенным и счастливым, что на короткое мгновение мне кажется, что все так и есть. Что вокруг нет этого ужасного мира с кучей правил и запретов, нет регуляторов, которые стремятся избить тебя до полусмерти, нет АБД с их принципами и процедурой. Мне хочется, чтобы этого всего не было, чтобы мы могли любить открыто и без оглядки на кого-то.

DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE » Личные эпизоды » the secret island


the secret island

Сообщений 31 страница 45 из 45

1

the secret island
• • • • • • • •
Система и правительство заботится о своих гражданах, Алексис после болезни оправляют на реабилитацию на остров Кушинг, где официально в данный момент пребывает Кейн.
http://i6.pixs.ru/storage/2/7/8/imagegif_6778344_22685278.gif https://67.media.tumblr.com/9db08d3092577be06d30ad696d5d6bbe/tumblr_o56gzmZN0J1r2sokso5_r1_250.gif
Впрочем, это неудивительно: нужда — лучший учитель в мире.
(с)

• • • • • • • •

Время и место действия:
27 марта 2064, Портленд и остров Кушинг;

Участники:
James Kane, Alexis Ferrars;

+1

31

Темнота проникает внутрь гаража, возвещая о том, что солнце спряталось за тучами, и в скором времени, на землю обрушишься новый поток холодной воды, и нам просто необходимо попасть в дом, до того, как на остров обрушится шторм. Но я не могу сдвинутся с места, ноги словно приросли к полу и я их вообще не чувствую. Сердце бешено бьется в груди, отдаваясь эхом в висках и ушах, из-за чего я практически ничего не слышу. Мои чувства на пределе, и все из-за одного маленького вопроса, который прозвучал в стенах этого помещения. Мне обидно до глубины души, которая итак терзается из-за чувства предательства, разъедаемая изнутри, словно в неё ввели кислоту и оставили медленно умирать. Обидно, что Джей вообще может так подумать о моих чувствах и решениях. Он и понятия не имеет какую важную роль занял в моей жизни, оттеснив на задний план буквально все. Учеба, будущая работа, рисование и семья, это больше не имеет такого важного значения, как он. И больше никогда не будет как прежде. Слова льются из меня нескончаемым потоком, я хочу доказать ему, что он самое важное и бесценное, что есть в этом мире, но мы оба упрямые и у обоих свои демоны в голове.
Он думает, что я жалею, о том, что между нами происходит, и я бы с радостью позволила ему оказаться в моем разуме, чтобы он увидел, что на самом деле творит со мной. Хочу чтобы он почувствовал как замирает моё сердце, когда мой взгляд вылавливает его в толпе, как горит моё тело, от воспоминаний о наших ночах, как любовь переполняет моё сердце, и я желаю проводить рядом с ним каждую секунду своей жизни. Заботится о нем, когда он заболеет, радоваться за него, когда дела пойдут в гору. Готовить обеды и завтраки, встречать его с работы, и нарожать кучу детишек. Хочу чтобы он почувствовал все то, что чувствую я, но увы, это просто невозможно, и поэтому мне остаётся только стоять напротив него и доказывать то, что невозможно жалеть о нашей любви. Я вижу как он медленно сокращает расстояние с каждым моим словом, и как улыбка поселяется на его губах. Но легче мне от этого не становится. Я вижу как усталость и остатки болезни ослабляют любимого, и он держится из последних сил, и думаю о том, что если бы здесь была Давиния, то она не позволила бы такому случится. Она лучше меня, во всем. Возможно она предотвратила бы болезнь. Может быть ему будет лучше с моей сестрой? Без истерик, криков и упреков? Тихая и семейная жизнь в маленьком домике?
На миг представляю себе эту картину: весенний день, солнце пригревает, на газоне, перед домом носится щенок, с палкой в зубах. Через секунду около дверей в гараж останавливается машина, и Джей спокойно выходит из неё и направляется к дому, на пороге которого, с малышом на руках, его встречает Винни. Она все так же прекрасна, а ребёнок на её руках так похож на Кейна. Они разворачиваются и скрываются за дверью, оставляя меня на противоположной стороне улицы. Возможно они поужинают, уложат сына спать и останутся наедине.
Я не могу больше думать об этом, и на секунду закрываю глаза, стараясь перевести дыхание. Возможно для Джея будет лучше, если они поженятся, а я просто исчезну из его жизни, оставив только приятные воспоминания. Скоро у него появится семья, и скорее всего это к лучшему, но почему от этих мыслей мне так больно? Я не могу представить, что он будет касаться другой женщины, пусть и моей сестры, я убью любого кто посмеет это сделать. Он только мой. Не смогу отдать его просто так, без борьбы, осознано и по собственной воле. Никогда. Даже под угрозой смерти, пусть делают со мной что хотят, но от своего сердца я не откажусь.
Я чувствую легкое прикосновение к своей щеке и фокусирую взгляд на единственном человеке, ради которого я готова отдать свою жизнь, даже не думая. Могу прочесть в его взгляде усталость, и корю себя за то, что держу его здесь на холоде, а ведь он ещё не окреп, и после такой работы ему срочно нужно принять горячую ванну. Идиотка.
Но я не могу ничего с собой поделать, я просто нахожусь во власти его глаз и прикосновений, и на замечание о грязи и поте, лишь слегка улыбаюсь. Я не замечаю таких мелких деталей, потому что это не важно. Но сейчас главнее его здоровье, и в подтверждение моих слов его желудок издаёт дикий рык, и я готова рассмеяться. Но серьезность всей ситуации не позволяет, поэтому не выпуская руки Джея, направляюсь к дому. Мы идём в полной тишине, и когда заходим внутрь, на нас обрушивается божественный аромат ужина, от чего мой рот наполняется слюной. Я и не заметила, что проголодалась не меньше Кейна.
- Быстро в душ и спускайся на кухню,- дважды повторять не приходится. Парень молниеносным движением снимает с себя куртку, и оставляет её в коридоре, а сам почти бегом скрывается на втором этаже. Я лишь качаю головой и с легкой улыбкой захожу на кухню. Мэгги находится в гордом одиночестве, домывая посуду, Джим уже видимо поужинал и теперь находился в своей спальне, погружаясь в сон и набираясь сил. Это предстоит и Джею.
- Дорогая, накроешь сама, сил уже нет,- я вижу, как в глазах женщины плещется усталость, бессонная ночь даёт о себе знать, тем более в таком возрасте. Я лишь утвердительно киваю, и наблюдаю как она сначала вытирает руки, а потом снимает фартук, оставляя его на мойке.
- Я все сделаю,- произношу почти что шепотом, когда она кладёт руку на моё плечо и выходит с кухни. Нужно поторопиться, потому что Джей ждать не будет. Я уже накрыла на стол, когда он появляется на кухне с улыбкой на губах, чистый и свежий, готовый съесть слона. Улыбаюсь и отворачиваюсь к плите, на которой варится кофе. В комнате повисает тишина и слышно лишь позвякивание ложки о тарелку. Переливаю кофе в чашку, беру, заранее приготовленную, вторую с настоем, и ставлю их перед ним.
- Обе, в каком порядке не важно,- отвечаю на его страдальческий взгляд и усаживаюсь напротив, наблюдая за тем, как он доедает. Знаю, что он проклинает меня за все эти отвары и травы, но для меня его здоровье сейчас на первом месте.

+1

32

Не помню, как мы дошли до дома, знаю только что пальцы наши были переплетены и это словно придавало мне сил. Я в самом деле едва переставлял ноги от усталости, думал, что только зайду в дверь и повалюсь прямо на порог, где засну мертветским сном и ничего меня не разбудит. Но я ошибался, как только мой нос учуял невероятные запахи пищи, то могу поклясться – еда это стало все, о чем я мог думать. Рот мой наполнился слюной и если бы я не был таким грязным, то отправился бы прямиком на кухню.
Я только рад тому, что мне отдают команды, сам я соображаю слишком туго, поэтому радостно сдираю с себя куртку и вешаю ее на крючок в коридоре, потом кидаю последний взгляд на девушки и поднимаюсь по лестнице на второй этаж. Там темно, храп Джима раздается с дальнего конца коридора и я стараюсь не слишком шуметь, тихо пробираясь в нашу с Алексис комнату почти на ощупь. Когда я наконец-то вваливаюсь в нее, но закрываю дверь и начинаю сдирать с себя грязную одежду. Футболка влажная от пота, а штаны такие пыльные, что я даже боюсь их класть на какую-либо поверхность, поэтому складываю их аккуратно в углу. Завтра это все нужно будет привести в божеский вид, не могу же я отдать вещи хозяину в такой состоянии, даже если он больше ими не пользуется.
Но об этом я подумаю завтра.
Я иду ванну и включаю горячий душ. Едва не начиная стонать от удовольствия, когда струи начинают бить по усталым плечами, принося с собой удовлетворение и покой. Не знаю сколько времени я просто стою под водой, не двигаясь и закрыв глаза. Я размышляю. Думаю о том, зачем я постоянно говорю любимой подобные вещи и тем самым заставляю ее страдать. Ее и себя заодно. Мы оба прекрасно знаем, что нам ждет впереди. Она выйдет замуж за парня по имени Дэниел, а я постараюсь не убить его до этого момента. А мне суждено жениться на ее сестре и я все еще не придумал, как избежать этого. Это не значит, что я не пытался. У меня было миллион идей, одна хуже другой.
В самой последней мы сбегали в Дикие земли и все было весьма неплохо пока не начиналась зима. В другой Сопротивление помогало нам с документами и мы перебирались в любой другой большой город, например Нью-Йорк, выдавая себя за супружескую пару, чтобы не возникало лишних вопросов. Но во всех этих идеях я понятия не имел, что делать с Давинией. Да, я отдавал себе отчет, что стоит мне исчезнуть и мое имя вычеркнут из списков граждан, словно меня никогда и не существовало. АБД легче делать вид, что таких, как я действительно не существует. Мы подрываем основы их общества, нас и не должно существовать. Мы должны были погибнуть много лет назад, но люди намного сильнее, чем кажутся. Особенно те люди, которым есть что терять. Но так или иначе я все равно предам слово, данное мной Джонатану. Я не смогу позаботиться об обеих его дочерях, как бы не старался.
А когда-то мне казалось, что это будет совсем просто и с Алекс у меня не возникнет никаких проблем, но это было до того, как я узнал ее ближе, до того, как влюбился в нее. Теперь вся моя жизнь одна большая проблема, но я не жалею.
Размышляя, я намыливаю голову и тело, тщательно тру, потому что мне кажется, что затхлый запах гаража успел впитаться в мою кожу. Когда я выключаю воду, кожа на моем животе и плечах немного красная от моих стараний, но зато я наконец ощущаю себя чистым. Пахнет от меня мылом, а не сладковатым запахом пота. Я невольно вспоминаю жизнь в лесу, особенно зимой, когда рядом с тобой в хоумсиде находятся двадцать человек и практически все они не моются, потому что на улице так холодно, что не возникает мысли даже куртку снять,  не то что догола раздеться. Этот запах потом преследует тебя всю весну, повсюду, кажется, что он впитался в одежду и волосы так плотно, что сколько не мой – все равно остается. Это я, пожалуй, ненавижу больше всего. Хотя есть и нечто прекрасное в зимних месяцах, правда совсем немного.
Я выхожу из душа, обернув бедра полотенцем. Моя одежда чистая и лежит аккуратной стопкой, но если честно, мне совсем не хочется влезать в джинсы, чтобы потом снимать их. После горячего душа кожа распаренная и ткань будет прилипать к телу. Слышу шаги по коридору и выглядываю за дверь, это Мэгги, она улыбается и машет мне рукой.
-Спокойной ночи. – Женщина только кивает и идет в свою комнату, где храп Джима стал подобен грому. – Мэгги... – Зову я и она оборачивается. - ... спасибо.
На лице у нее расплывается очаровательная улыбка, на секунду я наблюдая девушку, которая навсегда украла сердце Джима.
-Не за что, мой мальчик.
Она скрывается в своей спальни, я тоже тихо прикрываю дверь. Еще раз смотрю на стопку чистой одежды и выуживаю оттуда трусы, одеваю только их и спускаюсь вниз. В доме кроме Лессы и меня не спящих больше никого нет, поэтому смущаться мне некого.
Когда я появляюсь на кухне, то на столе уже меня ждет полная тарелка, аромат от которой такой, что я едва проглатываю слюну, мы с девушкой улыбаемся друг другу, она отворачивается к плите, а я сажусь на стул и принимаюсь активно работать челюстями. Когда Лесса поворачивается, устремляю быстрый взгляд на ее руки и закатываю глаза, в руках у девушки две чашки. От одной поднимается неповторимый аромат свежесвареного кофе, а от другой уже знакомый и нелюбимый мной аромат.
Теперь я ем медленно, стараясь оттянуть неприятный момент, но пища на моей тарелке все равно заканчивается. Я тяжело вздыхаю, признавая безвыходность своей ситуации и придвигаю к себе чашку с настоем. Смотрю на нее долгим взглядом, а потом опрокидываю в себя, как будто это дешевый и очень плохой алкоголь, сравнение хорошее, потому что пить его тоже мерзко, а эффект все равно хороший. Я отставляю пустую чашку с видом мученика, а потом тянусь через стол и беру Алексис за руку.
-Мне жаль, Лесса, что я постоянно... – Я поджимаю губы и замолкая, решив начать сначала. В моей голове ровные и стройные мысли, но как только я открываю рот на свет вылетает что-то бессвязное. – Я не сомневаюсь в тебе, хоть ты и могла так подумать.
Я поглаживаю ее руку своими пальцами, не знаю что я хочу добиться, успокоить ее или себя.
-Я не идиот и прекрасно знаю, что тебе намного труднее, чем мне. – Я снова замолкаю и долго смотрю на ту, без которой не представляю и дня в этом гнилом мире. – Кажется, пришло время поговорить о том, что мы будем делать дальше.
Как бы мы не старались отложить разговор в долгий ящик, рано или поздно нам придется начать его. Наше пребывание на острове невечно, нам придется вернуться в Портленд и столкнуться с проблемами.

+1

33

Кажется, мне никогда не надоест любоваться любимым человеком, чем бы он не был занят. Поднимает ли он коробки, занимается ли спортом, колет ли дрова, или просто, со скоростью света, поглощает пищу. Но особенное наслаждение я получаю, когда наблюдаю как он спит. Во сне он выглядит таким умиротворенным и счастливым, что на короткое мгновение мне кажется, что все так и есть. Что вокруг нет этого ужасного мира с кучей правил и запретов, нет регуляторов, которые стремятся избить тебя до полусмерти, нет АБД с их принципами и процедурой. Мне хочется, чтобы этого всего не было, чтобы мы могли любить открыто и без оглядки на кого-то. Хочется, быть только с ним, но это только мечты и несбыточные желания. А пока мне остаётся только любить его и хранить воспоминания. Но мне нравится смотреть на него, и каждый раз находить новые для себя детали. Открывать его с другой стороны. Нравится, что мы вот так просто и обыденно можем находится в одной комнате, без притворства и лжи, не боясь того, что нас могут увидеть. Нравится то, что я могу прикасаться к нему когда захочу, и ликовать душой и телом, ведь этот человек только мой.
Я улыбаюсь, когда вижу выражение его лица, при виде травяного отвара. Знаю, он не похож на кофе или ещё на какой нибудь приятный напиток, но зато эффект от него меня радует. Кашель опустился, мокрота выходит, температуры нет, разве что небольшая слабость, которая сегодня-завтра полностью пройдёт. И Джей будет здоров. Только это сейчас имеет значение.
Усаживаюсь напротив но не могу заставить себя поднять ложку. Когда я вошла в дом, то понимала что голодна, но стоило еде оказаться передо мной, и аппетит пропал. Со мной такое бывает, в частности, когда я много думаю или слишком сильно переживаю. Сейчас со мной происходило и то и другое. Я переживаю за здоровье любимого, и очень много думаю о том, что будет дальше. Слишком много. Но рано или поздно нам придётся поговорить, выяснить все детали и возможно принять не одно тяжелое решение.
Заставляю себя съесть хотя бы парочку ложек, после чего отодвигаю тарелку в сторону и придвигаю чашку с кофе.
Любимый сидит напротив и уж слишком медленно поглощает еду, медлит, для того чтобы оттянуть момент приема отвара. Этот факт вызывает на моих губах легкую улыбку, но когда он выпивает его залпом, с таким выражением лица, словно я подсунула ему самое отвратительное, что есть в мире, я выдыхаю и встречаюсь с его взглядом. Чувствую как его ладонь накрывает мою, и по коже разливается тепло. Его прикосновения никогда не оставляют меня равнодушной, и я не хочу чтобы это прекращалось. Я знаю, о чем он хочет сказать, поэтому не перебиваю и даю закончить свои мысли, не отводя взгляда.
Он озвучивает то, о чем я думаю последние несколько часов, съедая саму себя и пытаясь принять самое верное и правильное решение. Но у меня ничего не выходит, мысли лишь сильнее путаются, переплетаясь между собой, и я уже не могу разобрать какой вариант был в самом начале.
Я много думаю о том, как отреагирует Винни, если мы ей скажем о нас. Первый вариант мне нравится больше, ведь в нем сестра понимает и прощает меня. Но есть один нюанс, она исцелена, и такого поворота событий быть не может. Из этого вытекает второй вариант, где она как истинный гражданин и последователь системы, коим она является, Давиния сдаёт властям, нас разлучают и отправляют на процедуру.
Поэтому когда он говорит, что пришло время поговорить, моё сердце сжимается, и я понимаю, что сегодня мы выйдем из этой комнаты с конкретным решением, о которого зависит наше будущее. Я лишь сильнее переплетаю наши пальцы, словно это последний раз, когда мы вот так можем прикасаться друг другу. Возможно так оно и есть.
- Там, в Диких землях, ты говорил, что нам нужно рассказать Винни всю правду,- мой голос тихий и немного дрожит, но в целом я справляюсь.
- Если мы расскажем ей, то у нас будет немного времени, прежде чем, она примет решение. И для нас оно может оказаться не лучшим. Либо она прикроет, что маловероятно, либо расскажет властям. Я просто не знаю, что творится в её голове после исцеления. Не знаю чего ожидать, ведь моей девочки больше нет, есть только она, новая Давиния,- я размышляю вслух и отвожу взгляд. Раньше мы могли часами болтать без умолку, обсуждать разные темы, не зависимо от того, важны они или нет. Мы понимали друг друга с полуслова, чувствовали настроение друг друга, и нам не нужно было говорить о том, что творится на душе. Но сейчас все иначе. Она изменилась и стала чужой. Такой далекой, что в последнее время я ловлю себя на мысли, а считает ли она меня сестрой до сих пор? Помнит ли она те счастливые дни вместе? Хранит ли в сердце моменты проведённые с Джеем? Помнит ли свою первую влюбленность?
Я бы горько усмехнулась, тому факту, что он стал для нас обеих первой любовью. Вот только теперь его сердце принадлежало мне, а сердце сёстры мы должны будем разбить.
- Может лучше оставить все как есть? Не ломать её жизнь? Вы поженитесь и будете счастливы. Возможно, со временем ты полюбишь её...,- я не могу произносить этих слов, они Горьким осадком оседают в груди и становится трудно дышать. Мне приходится глубоко вдохнуть и встать со своего места. Мне невыносима одна только мысль.
- У нас будут семьи. Дети. Нужно не вызывать подозрений, если мы хотим остаться живыми. Хотя лучше умереть, чем жить без тебя, да ещё с другим мужчиной...,- я меряю шагами маленькое пространство кухни, понимаю, что готова взорваться. Это было плохой идеей, начать этот разговор. Я не готова отпустить Кейна, ни сейчас, ни потом.

+1

34

Когда- нибудь нам бы все равно пришлось начать этот разговор, рано или поздно. Времени у нас не слишком много и решение нужно принимать незамедлительно, поэтому нечего тянуть. Я знаю, что мы оба изводим себя мыслями, теми, что не дают нам спокойно спать по ночам. Мы приняли решение и теперь должны платить за него, за все всегда приходится платить. Счастье не является исключением, скорее наоборот- оно то, за что платят наиболее часто. Я знаю, что девушка, сидящая напротив меня буквально мучает себя,у женщин в этом плане все намного сложнее. Они сложнее устроенны и чувствуют все сильнее, чем мужчины. Это одна из причин, по которой я не хочу тянуть с разговором. Чем быстрее мы примем решение, тем легче будет нам обоим.
Лично я уже устал думать о том, какая я скотина, что так легко смог предать людей, которые зависели от меня. Не могу сказать, что я не боролся с искушением. Боролся, в ту ночь на вечеринке особенно. С того самого момента, как я не позволил Алексис упасть я только и делал, что думал о ее губах и размышлял какие они на вкус. Теперь-то я знаю, что они слаще малины. Одному Богу, если он конечно, существует, ведомо, скольких усилий мне стояло не поцеловать ее той ночью. Ведь возможностей было даже больше чем нужно, начиная от того, что она сидела на моих коленях и заканчивая моментом, когда я прижал ее спиной к земле. Я в тот момент понял, что душу готов продать ради нее.
Я чувствую, как она сильнее переплетает наши пальцы. Голос ее дрожит, но в остальном Лесса хорошо держится. Я смотрю на нее взглядом спокойных голубых глаз, когда начинаю говорить.
-Я до сих пор так считаю. Это будет правильнее, понимаешь?
Конечно, она понимает. Но так же не может ни понимать, что это практически единственный правильный вариант. Только вот все бы было несравненно легче, если бы Давиния умела бы чувствовать сильные эмоции. Я запускаю свободную руку в волосы и с силой сжимаю пальцы. Если бы она могла чувствовать, то все было бы еще сложнее. Ведь сейчас я не мог задеть ее, а значит ее сердце не пострадает. Но Алекс была права, мы не знали, как она поступит. Сдаст нас АБД, как своего собственного отца или поступит иным образом.
То, что говорит Алексис правда. Той Давинии, которую я успел узнать и с которой мы плавали в вечернем море больше не существовало.
Мне хочется ободрить ее, но я понятия не имею как, ведь чтобы я не сказал –это будет ложью. После процедуры девушка вышла совсем другим человеком, на лице ее теперь не было задорной улыбки, только вежливо приподнятые уголки губ настоящего Исцеленного. Перемена была настолько разительной, словно передо мной стоял совершенно другой человек. Даже внешность ее изменилась, улыбчивые глаза смотрели спокойно и деловито, губы были слегка сжаты. В этом человеке я с трудом узнавал ту девчонку, которая говорила мне про волшебную куртку и смущенно отводила глаза.
Возможно, я так и не сумел влюбиться в Давинию, но это не значит, что она не стала мне дорога.
-Мы будем готовы. – Просто говорю я. Мне хочется дать понять Алекс, что я рядом и никуда без нее не собираюсь.
Но судя по всему моя возлюбленная думает иначе, она горько улыбается и я перестаю дышать, когда она начинает говорить. Ее слова словно тяжелые молоты, которые бьют меня в грудь, я так ошарашен, что даже слова вставить не могу. Только смотрю, как она забирает свою руку из моих пальцев и встает.
Я бездумно остаюсь сидеть, сжимая руками стол, в какой-то момент мне кажется, что я сломаю крепкую дубовую столешницу, потому что давление моих пальцев слишком сильное.
То, что говорит Лесса кажется мне полным бредом. Я не представляю жизни без нее и даже не хочу представить на одну долю секунды. Я поднимаюсь из-за стола, резко отодвигая стул, мои руки по прежнему сжимают столешницу. А глаза горят, Лесса старательно избегает встречаться со мной взглядом. Она не останавливаясь ходит туда-обратно по маленькой кухни, но ее голос говорит мне большее чем она даже возможно хочет.
-Этому не бывать. – Я стараюсь говорить как можно тише, помнить о том, что Джим и Мэгги уже легли. Они были такими радушными хозяевами, что мне бы не хотелось нарушать их сон, поэтому если Алекс будет продолжать в том же духе я просто возьму ее в охапку и вынесу на улицу. Чтобы наорать на нее в свое удовольствие.
Мне приходиться отпустить столешницу, чтобы подойти к девушке и мягко, но ощутимо взять ее за плечи. Я разворачиваю девушку к себе и вглядываюсь в ее глаза.
-Слушай меня внимательно, ягодка, потому что больше я повторять не стану. – Мне приходиться немного тряхнуть девушку, чтобы она наконец-то взглянула на меня. – Ты моя, если ты еще не поняла. Я убью любого кто прикоснется к тебе. И сделаю это не задумываясь.
Понимаю, что слишком сильно сжимаю пальцы и отхожу на несколько шагов, снова запуская руку в волосы. Что говорит о моем крайней смятении. Я снова поднимаю взгляд на девушку и подхожу ближе. Теперь я не пытаюсь коснуться ее. По крайней мере физически.
-Не смей даже мысли допускать, что хоть один из нас сможет оставить все как есть. – Я облизываю губы, хочу, чтобы она поняла то, что мне так нужно до нее донести. Говорить о любви дело одно, а доказывать свои чувства делом совсем другое.
Я знаю, что для Лессы это все впервые, она не видела столько проявления эмоций, сколько видел я. В Диких землях все проще и сложнее одновременно. Там люди рабы своих чувств и мне доводилось видеть, как они страдают от неразделенной любви, мучаются ревностью и противоречиями. Но все это намного лучше, чем быть безвольным зомби, который даже на детей своих смотрит с досадливым безразличием, словно они просто забавные зверюшки.
-Мы скажем ей, а потом сбежим, если не будет другого выхода.
Об этой части плана я еще не думал, считая что нужно решать проблемы по мере их поступления. Сейчас нам нужно было разобраться с самими собой, понять чего именно мы хотим и совпадают ли наши желания. Доверяем ли мы друг другу настолько, что готовы пожертвовать жизнями ради другого. На счет себя я был уверен, я знал это в тот самый момент, когда мои губы наконец-то коснулись ее губ и она ответила. Уже тогда я точно знал, что эта девушка будет для меня на первом месте и пусть весь мир падет кроме нее больше ничего не будет иметь значения. Оставалось только выяснить желает ли она того же. Пойдет со мной до конца или решит, что лучше даже не пытаться бороться. Я знал ее и был уверен, что Алексис не из тех, кто опускает руки до того, как успел поднять их. Но все же червячок сомнения жил в моей душе, я смотрел на нее и понимал, что жизнь без этой девушки будет для меня жизнью. Что я даже не стану пытаться жить без нее, потому что это будет лишено смысла.
-Я люблю тебя. – Очень тихо говорю я. – И это серьезно.

+1

35

С одной стороны, хорошо, что Джей завёл этот разговор именно сейчас, ведь времени у нас осталось всего ничего, каких-то два дня. Но эта мысль греет меня все это время, давая Надежду на то, что эти дни мы проведём вместе, если, конечно, не разругаемся в пух и прах. Нам нужно принять нелегкое решение, касательно наших дальнейших отношений, которые развиваются со скоростью света. И нужно составить план, на случай, если что-то пойдёт не так, а с нами по-другому быть и не может.
Но с другой стороны, осознание того, что в скором времени все это закончится, либо он женится на моей сестре, либо она сдаст нас так же как и отца, жизнь абсолютно не облегчает. Даже если Давиния решит не выдавать нас, рано или поздно, чувство долга перед АБД возьмёт верх, и не известно, будем ли мы к этому готовы. Помню, тот день, когда после процедуры, как и положено заботливому родственнику, она вошла в мою палату. Джей в тот день ушёл по-раньше, и увиделся с сестрой первый. Помню тот спокойной и отстранённый взгляд, который будто бы заново изучал меня. Помню, как она лишь слегка наклонила голову и тихим, обыденным голосом, произнесла, что через несколько дней меня выпишут. Тот момент я не забуду никогда, момент, когда я потеряла половину себя. Окончательно и бесповоротно. Я поняла, что моей девочки, которая хохотала над каждой моей шуткой, пусть даже и не смешной, которая пробиралась в мою постель ночами, когда были сильные грозы, которая не боялась прикасаться ко мне, и говорила о том, как мы дороги для неё, не стало, только заглянув в глаза. Они украли её душу, а она просто позволила им это сделать. Позволила отобрать весь смысл моей жизни.
Я прикрываю глаза и свободной рукой потираю переносицу. Это намного тяжелее произнести вслух, чем держать внутри себя. В моей голове столько мыслей, что она просто раскалывается. Меня переполняют эмоции, которые противоречат друг другу. Я понимаю, что несу полный бред, а голос меня просто выдаёт с головой, но ничего не могу с собой поделать. Мне нужно избавиться от этих плохих мыслей. Нужно поиздеваться над самой собой, прежде чем это сделает кто-то другой. Я не хочу представлять то, о чем говорю, хотя картинки появляются сами собой, как и тогда, в больнице, где я находилась в полном одиночестве и представляла худшие варианты нашего будущего. Я думала, что хуже быть не может. Оказывается, что я ошибалась. Может. Как только слова покидают район моей головы, весь смысл в мгновение долетает до затуманенного сознания, и я готова надавать себе кучу пощёчин, только за то, что посмела подумать о таком. Осознание, того как больно сейчас я сделала Джею, человеку, чья жизнь стала смыслом моей, действует лучше пощёчин, а его руки на плечах, доказывают мою правоту. Думаю, на коже останутся синяки, но это меня не тревожит. Мне стыдно за свои слова и я стараюсь не встречался с ним взглядом. Но мне приходится, так как любимый встряхивает меня, и я подчиняюсь. Слушаю каждое его слово, и с каждой секундой ненавижу себя ещё больше. Смотрю в его глаза, и лишь сильнее убеждаюсь в том, что я не позволю сестре вновь забрать смысл моего существования.
С тех пор, как я начала осознавать тот факт, что я больна. Причём сильно и неизлечимо, я превратилась в маленькую сентиментальную дурочку, которая  только и делала что думала об объекте своего воздыхания. Но в то же время, это осознание и принятие пугало меня до чертиков, и я боялась, что вся моя конспирация полетит к чертям. Со мной никогда такого не было, и Кейн первый и последний человек, которому я позволяю вот так поселится внутри моего маленького, уютного мирка, и просто перевернуть его вверх дном, заставляя ураган чувств и эмоций сносить мою крышу. Я никогда не чувствовала столько чувств одновременно, и уверена в том, что он единственный с кем я вообще смогу чувствовать.
Я буквально кожей, ощущаю его смятение и злость, они словно волны накатывают на меня, заставляя злится на саму себя. Поэтому я отворачиваюсь, чтобы не выдать всего своим взглядом, не хочу чтобы он думал, будто я могу вот так легко отказаться от него. Это не так. Просто эти ощущения сводят меня с ума, и я не понимаю, какое решение правильное. И я не знаю как объяснить все это Джею.
- Если она сдаст нас, так же как и отца, у нас должно быть секретное место, куда мы сможем прийти перед побегом,- я уверена в том, что говорю, пусть это ещё и не окончательное будущее, которое может получится, но все же, варианты нужно обдумать.
- Прежде чем мы ей расскажем, я соберу и оставлю в нашем месте самое необходимое, что может понадобиться нам при переходе и на первое время,- я прекрасно понимаю, что как только мы переступим через забор, то перестанем существовать как граждане Портлэнда, от нас ни останется и следа, ни одной буковки, ни одного упоминания. В глубине души, я хочу этого, хочу чтобы о нас забыли и позволили жить так, как мы захотим сами, но я не могу оставить Винни здесь одну. Поэтому нужно приложить максимум усилий, чтобы она приняла верное решение и при этом не подставила под угрозу ни нас, ни себя.
Она все ещё дорога мне, пусть и без своей души, как чужой человек, но Джей. Теперь всегда я буду выбирать его одного, не зависимо от ситуации, прав он или нет. Я буду стоять рядом и держать его за руку, потому что мой мужчина всегда прав.
- Поверь, я люблю тебя не меньше,- я сокращаю расстояние между нами, но не касаюсь его, мне кажется, что он сейчас этого не хочет. Я читаю все по его глазам.
- Я не отдам тебя. Ни сейчас, ни потом. Мы принадлежим друг другу,- и это чистая правда. И я буду бороться. До последнего вздоха, до последней капли крови, только ради него. Особенно ради него.

+1

36

Предавать кого-то тяжело, если, конечно ты не последняя сволочь и умеешь ощущать весь спектр эмоций, а не урезанную часть, как инвалид. Предавать намеренно еще тяжелее, но я попросту не могу найти другой выход. Желание рассказать все про нас Давинии всего лишь оправдание и желание быть не такими, как мы оба себя считает. Это единственный правильный поступок, который мы можем совершить в нашем положении. И совершенно ненужный. Потому что ей наплевать. Когда моя невеста смотрит в мои глаза, то я не вижу в них ничего кроме вежливого интереса. Раньше я считал, что смогу с этим справится и у меня не возникнет никаких проблем. Я всегда был уверен, что рано или поздно система подберет мне новую кандидатку и мне придется жениться на ней, чтобы поддержать свою легенду. В моих мыслях эта была девушка без лица, блондинка. Вероятно, потому что светлый цвет волос предполагает большую уязвимость, такие девушки кажутся мне менее приспособленными в жизни. А возможно, все дело в цвете волос Дэнни. Я мог просто бессознательно проецировать ее образ на ту, кого когда-то нарекут мне в жены. Я давно убедил себя, что это будет лишь частью маскировки и относиться я к этому буду соответственно. Иногда мне приходило в голову, что моя возможная супруга будет Сочувствующей, но эта вероятность была настолько мала, что я гнал подобные мысли прочь. Шанс, что я могу быть счастлив в браке был настолько минимальным, что я гнал все эти мысли прочь.
А затем в моей жизни появилась Давиния, точнее обещание ее отцу позаботиться о ней. Она была молода, даже не прошла процедуру и я понятия не имел с какой стороны подступиться. Знай тогда то, что я знаю сейчас я бы никогда в жизни не принял решение подменить результаты и назначить себя самого ей в кандидаты. Моя уверенность, что девушка выберет меня была практически стопроцентной и дело было даже не в раздутом самомнении. Она меня знала. Люди подсознательно выбирают тех, с кем хотя бы раз имели возможность говорить. А я приходил в ее дом, общался с ее отцом.
Сейчас я всем своим существом осознаю, что это это была просто отвратительная идея, но тогда она мне казалась просто блестящей. Тогда я считал, что придумал идеальное решение. Проблемы начались после. Когда Джонатана схватили, когда Алексис попала в больницу. Все закрутилось слишком быстро, мы с Алекс слишком быстро сблизились. Когда я увидел ее лежащей га больничной койке, что-то во мне перевернулось и я уже не мог перестать думать о ней. Я постоянно думал о ней, искал с ней встреч, пусть и случайных. И при этом виделся с Давинией на правах ее будущего мужа. Не знаю в какой момент это стало казаться мне неправильным, но отделаться от этой мысли я уже не мог.
Я бы и сейчас поступил точно так же, пошел на ту самую вечеринку и пил бы с Лессой в поле. Только, думается мне, что нужно было ее тогда поцеловать, она была так близко, я помню запах ее волос, усиленный дождем. Ее губы были такими манящими, я уже тогда понимал, что мне не устоять. Наши взгляды тогда пересекались так часто, а теперь она избегала смотреть мне в глаза. Мы вступали на зыбкую почву, от решения, которое предстоит ей принять зависит все.
Девушка отворачивается и мои рука сами по себе сжимаются в кулаки. Меня переполняет столько эмоций, что я уже с трудом понимаю что именно чувствую сейчас. Злость, страх, нежность, любовь.
От ее слов сердце мое замирает и ухает куда-то вниз, а потом начинает биться часто-часто. Я перевожу дух и не могу сдержать облегченной улыбки, котороя появляется на мое лице. Мы еще ничего не решили, но самое важное для меня было уже сказано. Алексис приняла решение, он а знает, что ждет нас, если мы расскажем о наших чувствах. В Портленд нам уже никогда не вернуться и она готова на это.
-Хорошо. – Легко соглашаюсь я. Алекс права, мы должны подготовится, решить куда мы отправимся, потому что я твердо намерен уберечь девушку от всех ужасов, которые таят в себе Дикие земли, пусть они и кажутся ей прекрасным местом. Нам нужно немного времени, мы не обязаны говорить это завтра, можем подождать еще несколько недель, но больше времени у нас нет. Дата, отмеченная на календаре днем моей свадьбы все ближе.
Лесса наконец-то переводит взгляд на меня, я не могу игнорировать боль, которую замечаю в ее глазах. Головой мы оба понимаем, что Давинии, которая была дорога нам обоим уже нет, но сердцу этого не объяснишь. Оно непроизвольно сжимается каждый раз, когда я думаю о девушке или упоминаю ее имя, что стараюсь не делать вовсе. Алек еще хуже, Винни навсегда останется для нее девчонкой, с которой они выросли вместе, делились радостями и горестями и не представляли жизни друг без друга. Я хочу подойти к девушке, коснуться ее, но понимаю, что сейчас не время. Нам надо решить слишком много, нужно понять как действовать дальше. Я смогу утешить ее позже.
Девушка сокращает расстояние между нами, я только и могу, что кивнуть, сглотнув ком в горле.
-Это мне подходит. – Отвечаю я и наконец-то позволяю себе улыбнуться.
Я бы хотел сказать ей, что все будет хорошо, что мы справимся. Но у меня нет в этом уверенности. Даже, если она не сдаст нас властям, то придется отменять свадьбу, для этого нужна будет веская причина. Пока не знаю какая. Слишком много но, у нас нет никакого плана и в моей голове совершенная пустота, разве что ветер не гуляет. Но мы должны просчитать все возможные варианты, скорее всего нам не удасться остаться в городе не смотря на исход разговора с Давинией.
-Думаю, нам в любом случае придется покинуть город. – Произношу вслух то, что крутиться у меня в голове. – Даже, если разговор пройдет успешно это не решить проблему с твоим замужеством.
От одной только мысли, что где-то существует мужчина, которому предназначена Алексис и это не я, у меня на шее начинает пульсировать жилка. Я не могу допустить этого.
- В Дикой местности жить мы тоже не сможем, по ряду причин. – Пока я избегаю говорить каких именно, но они у меня имеются и список довольно внушительный. Увеселительная прогулка на несколько дней летом это одно, а постоянно жить там, круглый год, совсем другое. Я знаю, что девушка, которую я люблю сильная и смелая, что она не неженка и не белоручка, я уже успел убедиться в этом. Но я еще знаю, что не допущу этого и я слишком упрям, чтобы хоть какая-то сила смогла переубедить меня.
-Лесса, уверен, что без нас ей будет лучше.
Уж без меня тем более. Рано или поздно Давинии подберут новых кандидатов и тогда ее выбор будет абсолютно честным, без принуждений и заранее спланированных ходов. Она выйдет замуж за человека, который не станет скрывать от нее больше, чем сможет рассказать. Они не будут мучатся от непонимания и будут идеально подходить другу другу по всем параметрам, ведь так должна работать система. А воспоминания обо мне она забудет, как ненужные, ведь в них не будет никакого смысла. Именно в этом я пытаюсь себя убедить.

+1

37

Я настроена очень решительно, особенно глядя в эти любимые глаза, заполненные беспокойством. Мыслей в голове стало меньше, стоило только поговорить и расставить все точки над и. Сейчас, мне кажется, что этот разговор должен был состоятся раньше, как и все, что между нами происходит, но понимаю, что возможность того, что мы могли бы принять не правильное решение, только потому что поторопились, все же оставалась. Я и сейчас-то до конца не могу поверить в реальность всего того, что с нами происходит, кажется, будто это волшебный сон, в котором моё сердце сначала замирает, когда я его вижу, а потом скачет галопом, стремясь проломить грудную клетку. Когда ноги подкашиваются и превращаются в вату, стоит только тёплым рукам прикоснуться ко мне, лишая всяких мыслей и самого рассудка. Мне кажется, что стоит лишь немного сильнее себя ущипнуть и я проснусь в своей собственной кровати, в нашем доме, а Давиния будет спать рядом, такая маленькая и безмятежная, словно ангел спустившийся с небес. Я любила раньше убирать локоны с её лица, пока она спала, любила заплетать косы, вплетая в них ромашки. Любила хохотать с ней и представлять наше будущее, как бы мы жили по соседству и ходили бы к друг другу в гости. Но тогда мы не понимали, что после процедуры все наши жизни кардинально изменятся. Вот только никто и не думал, что старшая приемная дочь семьи Феррарс способна влюбиться. Да ещё в кого, в жениха собственной сестры. И перед моими глазами моментально всплывают обрывки кошмара, который ещё недавно преследовал меня в моей голове, и как только я облегченно вздохнула, он снова вернулся. Грудную клетку словно сдавили щипцами, перекрыв воздух, перед глазами все закружилось, и мне аккуратно пришлось оперится на столешницу. Делаю глубокий вдох, а затем выдох. Это всего лишь сон,- повторяю про себя, стараясь переключится на что-то более приятное. Вспоминаю его руки на своей талии и тепло любимого тела, и паника отходит на второй план. Джей всегда действует на меня успокаивающе, в любой ситуации, стоит только подумать о нем, и все уходит на второй план. Но сейчас. Сейчас я чётче чем когда либо за этот короткий промежуток времени, понимаю, как сильно боюсь потерять его. Этот страх сидит так глубоко, что даже тревога за сестру, не может перекричать тихий шёпот ужаса. Я не могу и не хочу представлять себе жизнь без Кейна, потому что её просто не будет. И я не могу допустить, чтобы кто-то, пусть это будет даже моя сестра, или что-то отобрали его у меня.
- Каким бы не был её ответ, исчезнуть нам придётся быстро, в течении нескольких дней,- я размышляю вслух, измеряя маленькое пространство кухни, шагами.
- Может стоит поговорить с доктором, наверняка у него есть связи, и идей будет побольше,- да, точно, так и сделаю, нужно будет наведаться к доктору после возвращения с острова.
- Мы можем сказать ей, когда все приготовления к нашему побегу будут готовы,- каждое слово отдаётся острой болью в груди, вонзаясь в сердце остовым ножом, который входит в него по самую рукоять. Больно от того, что приходится предавать сестру вот таким способом, больно от того, что я оставлю её здесь одну, среди тех, кому благополучно промыли мозги и подчинили себе. Но ведь она не такая. Моя Винни, должна быть где-то внутри, должна слышать и видеть все. Может просто новая Давиния слишком сильно держит её за горло, или операция прошла успешно. Мне больно даже думать об этом, поэтому встряхиваю головой, прогоняя ужасные мысли, и усаживаюсь на край стола.
Джею сейчас тяжелее не меньше моего. Он дал слово нашему отцу, о том, что позаботиться о его дочерях, приняв единственное верное решение, на тот момент. А сейчас, ему приходится нарушать его, только потому что его угораздило влюбится. И в кого. В меня. Но эта мысль не вызывает у меня ни разочарования и ни сожалений, только чувство правильности и радости. Я счастлива от того, что его сердце принадлежит мне, хоть нам и приходится жертвовать всем самым дорогим, что у нас есть. Но мы есть друг у друга, а его замечание о том, что и моё замужество не за горами, лишь доказывает то, что каждый из нас сделал правильный выбор. Я смотрю на любимого и слегка улыбаюсь. Решение принято, осталось только привести его в исполнение.
- Если ты будешь рядом, я справлюсь со всем,- мой голос звучит тихо, а ладонь ложится на его большую руку и я слегка притягиваю парня к себе. Это ведь чистая правда, рядом с ним у меня будто открывается второе дыхание и я готова на все, рвать глотки и отстаивать наши чувства.
Позволяю ему привлечь себя ближе, и кладу голову на его грудь, вслушиваясь в удары сердца.
- Тебе нужно отдохнуть, ты ещё не окреп,- но я так не хочу чтобы он уходил от меня, но его организму нужен отдых, поэтому когда он пытается протестовать, лишь спокойно добавляю.
- Либо отвар, либо постель, выбор за тобой,- заглядываю в его голубые глаза и тону в них.

+1

38

С моей стороны бесчестно заставлять Алексис вот так страдать, но я эгоист. Все люди эгоисты по своей сути, это даже процедура исправить не в состоянии, в первую очередь человек думает о своем благополучии, а потом уже о всем остальном. Мое благополучие заключается к ней, это пришло ко мне далеко не сразу и я это принял очень непросто. Но в один день я просто проснулся и понял, что не могу, а главное не хочу, жить без этой девушки. Когда я осознал, что готов послать к черту все и вся за одно мгновение рядом с ней, моя жизнь стала намного проще и несравненно сложнее.
И сейчас, глядя на ее терзания, я думал только о том, что жизнь в действительности слишком коротка, чтобы жить так, как от тебя этого ждут. Я мог бы пойти на поводу у нее и системы, сделать то, что от меня ожидают и стать частью общества, женившись на Давинии. А потом всю жизнь, прижимая к себе одну сестру, мечтать о другой.
Это был не мой путь. Я всегда был тем, кто ненавидел систему всеми своими костями, я готов был сделать все, чтобы разрушить ее устои. Я недаром столько лет притворялся, чтобы потерять себя в тот самый момент, когда наконец-то стад цельным человеком.
Возможно, я ужасен и ей нужно бежать от меня как можно дальше, но я смотрю на ее и на моих губах сама по себе появляется улыбка. Я не пытаюсь ее скрыть или погасить, я устал, практически изможден морально и физически и веду, пожалуй, самый непростой разговор в моей жизни. Но я люблю эту девушку и точно знаю, что мы все сможем, если будем вместе. Алекс ходит вперед-назад по кухне, а я стою напротив, едва заставляя себя держать глаза открытыми и улыбаюсь. Как идиот, честное слово.
Мне надоело корить себя во всех грехах, что я предал Джонотана и почти предал Давинию, точнее я уже давно ее предал, в тот самый момент, когда осознал, что больше всего на свете хочу держать ее сестру в объятьях. Я больше не могу, я человек и шрамы на моей шее всего лишь дыры, оставленные предметом похожим на отвертку. У меня есть слабости и самая большая из них стоит сейчас передо мной и робко мне улыбается в ответ. Я люблю эту девушку так сильно, что мне порой становится страшно, но от этого я люблю ее еще сильнее.
-Где же мне еще быть? –Шутливо отзываюсь я, говоря, пожалуй, самые серьезные слова. Девушка кладет руку в мою ладонь и я позволяю ей подтянуть себя к ней. Улыбаюсь и притягиваю ее ближе, Лесса уютно устраивает голову на моей обнаженной груди, ее волосы, в которые я зарываюсь пальцами, щекочут мне щеку. Сердце начинает биться чуть быстрее от ее близости.
Я улыбаюсь ее заботе, она не видит мою улыбку, но уверен, что чувствую, как напрягаются мышцы шеи.
-Все со мной в порядке. – Отвечаю я, немного лукавя. На самом деле я с ног валюсь от усталости, но уходить от нее мне совсем не хочется.
Алексис поднимает голову и мы встречаемся глазами, она знает меня, пожалуй, лучше, чем я сам. На ее лице написано буквально все, ей даже не нужно ничего говорить. Мои мысли вдруг возвращаются к Джиму и Мэгги, я очень надеюсь, что когда-нибудь нас ждет подобное будущее. С одним маленьким изменением в виде детишек, которых подарит мне любимая. Может быть, когда-нибудь люди наконец-то поймут, что человек без чувств – ошибка природы и перестанут заниматься глупостями, позволив жизни управлять ходом вещей.
Но на это у меня слишком мало надежды. Всегда найдутся те, для кого власть важнее чести и морали, кто будет готов пойти по головам ради своих целей. Я все еще смотрю в глаза Алексис и понимаю, что в действительности мало чем отличаюсь от этих людей. Ради нее я тоже пойду по головам и уже делаю это. Тот факт, что Давиния не может испытывать сильных эмоций меня не оправдывает, я готов пренебречь ее благополучием ради той, которую сжимаю в объятьях.
Системе не победить пока есть такие, ка как я. Такие, как мы.
-Пойдем в постель. –Мой голос звучит глухо. Я бросаю быстрый взгляд на грязную посуду. – Я все уберу утром, до того, как Мэгги проснется.
Алекс меня знает, я не даю пустых обещаний. Мне не хочется подниматься наверх в одиночку и ложиться в холодную постель, заснув еще до того, как она поднимется наверх. Я выскользну из кровати рано утром, когда моя девочка будет еще спать и вернусь в нее до того, как она проснется.
-Мне тебя понести? – Я делаю вид, что наклоняюсь и на моих губах появляется совершенно мальчишеская ухмылка, широкая и беззаботная.
Мои руки ломит от усталости, уверен, стоит мне закрыть глаза и я усну мертвецким сном, но я все еще в состоянии отнести в постель любимую женщину. Мы долго смотрим друг на друга, я всем своим видом показываю, что не шучу. Ведь если она не пойдет сама, то мне ничего не останется, как взвалить Лессу на плечо головой вниз и подняться с ней по лестнице наверх.
Кажется, она это тоже понимает, поэтому вкладывает свою ладошку в мои пальцы и позволяет увести себя в спальню.
Я пропускаю девушку внутрь комнаты и плотно закрываю за собой дверь. По подоконнику начинают грохотать первые капли дождя, я заваливаюсь прямо поверх покрывала и закидываю руки за голову, смотря на Алексис.
-Раздевайся и иди ко мне пока я не захрапел.

+1

39

Я помню те времена, когда обычный разговор с Джеем не вызывал во мне столько чувств и эмоций. Помню, как пыталась прятаться внутри своей квартиры, когда он в очередной раз приходил, якобы случайно, ловя себя на том, что я все время улыбалась. Тогда я оправдывала себя тем, что мне просто нужен человек, который бы понимал меня, с которым можно было бы поговорить, не боясь того, что он тебя сдаст. Такой же как я. Потом этих оправданий стало мало. С каждым днём мне хотелось увидеть Кейна все сильнее и сильнее. Я испугалась. Испугалась своих чувств, и сделала первые шаги от него. Убегая и пряча все в своём сердце, закрывая на огромный замок и выбрасывая ключ. Намеренно отталкивала этого человека, стараясь причинить как можно больше боли, хотела сделать так, чтобы он меня ненавидел, и каждый божий день напоминала себе о том, что скоро моя Винни выйдет за него замуж, и у него просто не будет времени на меня. Я считала, что так будет легче. Но на самом деле, становилось только хуже. Моё сердце билось о запертую клетку с такой силой, и в один прекрасный день, она просто не выдержала и рухнула.
Это случилось на вечеринке. Я была разбита и сломлена, пришла туда для того, что бы наделать глупостей, а потом жалеть о них. Я помню каждую минуту, каждое слово и каждое движение. В тот вечер, вместе с дождем уходила и моя печаль, унося с собой все запреты и освобождая то, что мы оба пытались скрыть от самих себя. Вот только для того чтобы принять наши чувства потребовался целый год. Мы хотели поступить правильно, сделать так как того хотели окружающие, в частности мой отец. Но как оказалось самым правильным стала наша любовь. Такая яркая и страстная, которая заполняет меня изнутри, давая силы просыпаться по утрам, и жить только ради встречи с любимым человеком.
Я жалею лишь об одном. О том, что оказалась такой дурочкой и позволила потерять так много времени, которое мы могли бы провести вместе. Мы смогли бы придумать другой способ сдержать слово данное моему отцу, не подвергая ни себя, ни Винни таким жестоким испытаниям.
Но как любил говорить отец, всему своё время. Если это случилось сейчас, значит так должно случится, и мы поспособствовали этому, осознано или нет.
Вот только последствия могут быть не такими как мы ожидаем, все может пройти замечательно, либо покатиться под откос и ничего уже не вернёшь.
Я готова на все. Особенно после нашего разговора. У меня словно гора с плеч рухнула. Скажу честно, я в Джее уверена, на все миллион процентов, и считаю что мне с ним крупно повезло, но эта недосказанность и неопределенность в наших отношениях и в нашем будущем, просто рубила все на корню. Теперь я могу вдохнуть полной грудью и строить нашу жизнь. Совместную жизнь. Но сначала нужно поговорить с сестрой. Рассказать и объяснить ей все. Я очень надеюсь на её понимание, и на то, что моя Винни все ещё где-то глубоко внутри, но все же есть.
С моих губ срывается вздох облегчения. Думаю, глубоко в душе я хотела чтобы этот разговор состоялся, потому что лучше так, чем терзаниями убивать друг друга.
Я осознаю тот факт, что парень стоящий сейчас, напротив меня, стал центром моей вселенной и теперь вся жизнь будет крутиться только вокруг него одного. И в животе появляется непонятное ощущение лёгкости и ликования. Я прижимаюсь к нему сильнее и вдыхаю аромат его тёплой кожи, которая пахнёт солнцем. На губах появляется улыбка, и сердце прибавляет свой ритм.
Чувствую, что его тело напряжено и понимаю, что организм ещё полностью не справился с болезнью. Джею нужен отдых. Какая же я идиотка,- мысленно ругаю себя.
- Тебе нужно окрепнуть и поберечь себя,- встречаюсь с ним взглядом, и забываю что хотела сказать. Его глаза обнимают меня, утягивая в свой омут, и я не против.
Я читаю в них усталость и сердце сжимается от тревоги. Если я буду продолжать в том же духе, то угроблю его быстрее, чем система. А нам этого не нужно.
Его предложение о том, что он уберёт здесь все сам, звучит очень заманчиво, и я понимаю, что устала. Понимаю, что хочу просто оказаться рядом с ним в тёплой постеле, прижаться к его коже, вдохнуть её аромат, коснутся любимых губ и уснуть с улыбкой на губах.
Она появляется, когда любимый угрожает силой отнести меня в комнату. Если я допущу это, то мы просто напросто разбудим хозяев и окажемся за дверью. Поэтому, немного помедлив, я все же вкладываю свою ладошку в его руку и позволяю увести себя в спальню. За этим мужчиной, я готова идти хоть на край света.
В комнате царит полумрак, а за окном снова начинается ливень, который уже барабанит по подоконнику. Я люблю дождь, но сейчас он заставляет меня лишь поежится и передернуть плечами от прохлады, которая все же проникает в дом.
Так как Джей был только в одних трусах, он спокойно рухнул на кровать и сложил руки за головой.
Меня же дважды просить не пришлось. Я наспех скинула джинсы и футболку, сложив их на стуле, и осталась только в нижнем белье. Но решила, что сегодня можно его оставить, и нырнула под одеяло, стуча зубами. Если посмотреть то на улице не так уж и холодно, но холодный ветер, на котором мы прошли достаточно долго, сделал свою работу, и мы озябли.
Я накрываю Джея одеялом и прижимаюсь прохладной кожей к его телу, улыбаясь, когда с его губ слетает вздох удивления.
- Сегодня я похожа на Снежную Королеву,- шутливо бросаю и плотнее укутываюсь в тёплое одеяло, чувствуя как медленно тело начинает согреваться.

+1

40

Мы оба чертовски устали, это был долгий день и ночь перед ним. Единственное, что я сейчас по настоящему хочу – завалиться в постель и уснуть непробудным сном до самого утра. С Алексис у нас часто бывает все не слишком гладко, мы оба чрезвычайно упрямы, но в большинстве моментов она понимает меня лучше, чем кто-то другой. Поэтому не спорит и покорно идет за мной наверх. Мы проскальзываем в свою комнату, как мышки, мы и там слишко много неудобств причинили Мэгги и Джиму.     
Свет не включаем, в комнате царит полумрак, только луна освещает ее своим тусклым светом, но впрочем вскоре она скрывается за тучами, с которыми приходит дождь. Он барабанит по крыше и подоконнику и этот звук действует на меня усыпляюще. Я с усилием держу глаза открытыми. До этого момента я и не представлял себе, как на самом деле устал. Мышцы на руках были забиты и не слишком приятно ныли. В тот момент, когда я лег на кровать, то понял, что уже ничего не из нее не вытащит, даже начавшаяся война.
Мне хватало сил только на то, что смотреть на Алекс. Она зябко подернула плечами, в комнате было довольно прохладно.
-Иди ко мне. – Едва слышно прошептал я, язык отказывался ворочаться .
Девушка быстро скинула с себя одежду и поежившись, залезла ко мне под одеяло. Я даже не протестовал, что Лесса не сняла нижнего белья, хотя бы бы не прочь, если бы она это сделала. Но сегодня я слишком устал, чтобы протестовать. Она накрывает одеялом и меня и прижимается озябшим телом ко мне. С моих губ срывается вздох удивления, ноги у Алекс холодные, словно ледышки. Я подгребаю ее поближе к себе, удобно укладывая голову девушки на свою согнутую в локте руку. Она прижимает ледяные ступни к моим ногам и я усмехаюсь.
-Скорее уже лягушка.
По сравнению с ее кожей моя всегда горячая, словно я горю в лихорадке, но теперь контраст еще более явный. При том, что я был в одних трусах и босой, в Алексис была одета.
-Спокойной ночи, моя лягушечка. – Я целую возлюбленную прохладный нос и плотнее притягиваю к себе, после чего закрываю глаза и проваливаюсь в сон.
Сплю настолько крепко, что мне ничего не сниться или я просто не помню. А просыпаюсь от того, что солнечный луч настойчиво светит мне прямо в глаза, я жмурюсь, но все же приоткрываю один глаз. Алекс свернулась клубочком на моей груди и выглядит очаровательно трогательной с волосами, разметавшимися по подушке. Мне приходиться аккуратно выбраться из постели, чтобы не разбудить ее, она только забавно морщит носик во сне и переворачивается на другой бок, обнимая подушку.
Я одеваю джинсы и спускаюсь вниз. Дом еще не проснулся, слышу заливистый храп из соседней комнаты, когда спускаюсь по лестнице вниз. Вчера я обещал Лессе прибраться, поэтому иди прямиком на кухню, убираю грязные тарелки, мою посуду. Готовить я практически не умею, разве что яичницу могу пожарить и макароны сварить, ну еще приготовить дичь или мясо на костре зажарить, но это явно не тот случай, поэтому даже не пытаюсь приготовить завтрак. Вместо этого варю кофе, его аромат разносится по всей кухне, заставляя мой желудок протяжно урчать от голода.
На плечо ложиться маленькая прохладная ладонь. Мэгги, я слышал ее шаги по лестнице. 
-Ты сегодня рано, Джейми. – Говорит он сонным голосом и улыбается.
-Я не хотел будить тебя, прости. – Отвечаю я и снимаю турку с плиты.
-Все в порядке, дорогой. Ты меня не разбудил. Джим под утро храпит так, что мертвые проснуться.
Она улыбается и смотрит на меня с материнской заботой, а потом хлопает по плечу и говорит, что закончит тут сама. Я не спорю, вместо этого надеваю кроссовки и выхожу на улицу. Не смотря на то, что утро солнечное, еще прохладно после вчерашнего дождя и выпавшей росы, на моей обнаженной коже появляются мурашки, я не обращаю на них внимания, потягиваюсь, выбирая маршрут и примечаю дорожку, которая идет вдоль самого берега. Подошвы мягко шуршат по гравию, сначала мускулы протестую и никак не хотят нормально работать, но через несколько миль мое упрямство все же берет вверх, они подчиняются. Я вдыхаю солоноватый морской ветер и чувствую себя действительно счастливым человеком. Пока я бегу в моей постели лежит женщина, которую я люблю. Я прибавляю темп, не хочу, чтобы Алекс встала до того, как я вернусь, поэтому бегу еще быстрее, поворачивая к дому. По дороге мне встречается Джим, он сидит на крыльце с чашкой кофе в руках, на мой вопросительный взгляд говорит, что сегодня выходной. Я вспоминаю, что видел вчера среди вещей пистолет и ружье и спрашиваю разрешения взять их.
-Бери что хочешь, парень. Только смотри, чтобы она не пристрелила тебя. И оденься, а то наша соседка чуть из окна не выпрыгнула, когда ты пробегал мимо ее дома.
Когда я поднимаюсь наверх, Лесса сидит на постели и в недоумении оглядывается по сторонам. Судя по виду, она проснулась минуту назад, на щеке у нее след от подушки, а волосы напоминают воронье гнездо. Но выглядит она при этом очаровательно хрупкой, я застываю на пороге и несколько минут просто смотрю на нее, пока она не замечает меня.
-Привет. – Улыбаюсь я.
Девушка удивлённо разглядывает меня, обнаженного по пояс, с влажными волосами и капельками пота на груди.

+1

41

Пока мы поднимались по лестнице, я поняла для себя, что этот разговор стал самым важным шагом и отправной точкой, в наших отношениях. После него я словно вдохнула полной грудью, освобождаясь от оков. Не знаю, как объяснить, но для меня все сразу стало на свои места. Я очень долгое время боролась за то, чего не знала. Говорила, что так будет правильно, не имея представления об этом. Знала, что моя маленькая сестрёнка любит меня так, как никто другой никогда уже не полюбит. Самой искренней и настоящей любовью, которую у нас отобрали. Я знала, что отец любит меня, особенной, родительской любовью, или мне так казалось, возможно, я принимала жалость к сироте за любовь, что уже не важно. Но на большее я и не рассчитывала. Не могла даже допустить мысли о том, что меня можно любить по-другому. Когда в моей жизни появился Джеймс, то осознание того, что я могу нравится не так как всем, а как-то по-особенному, воспринималось моим мозгом враждебно. Я не считала себя красавицей или Богиней, как некоторые девочки из нашего пансиона, но все равно верила, что рано или поздно, найдётся тот человек, который завладеет моим сердцем. Но я не думала, что это случится так скоро, что осознание своих собственных чувств займёт целый год, о котором я буду жалеть. Не думала, что этим человеком будет Кейн. Я не знала, за что меня можно полюбить. Но у судьбы на нас другие планы. И в этот раз она решила поиграть с нами, посмотреть как мы справимся, как решим трудности на нашем пути. Думаю, что пока что у нас все идёт более менее по ее плану. Да, мы оба очень сложных человека. Я не умела уступать, не умела проигрывать или признавать свои ошибки. Я была сильной и независимой. Ключевое слово, была. Рядом с Джеем, мне не хочется скрываться под личиной сильной девушки, рядом с ним я хочу милой, хрупкой девушкой. Хочу чтобы он видел меня такой, какая я есть. Без всех этих масок и притворства. Он делает меня лучше, и у меня есть стимул становится лучше.
Сейчас, после того, как мы все выяснили, я понимаю, что у нас может быть будущее. Наше. Совместное. Пусть и не здесь. Я согласна на все, пусть то дикие земли, или другой город. Если он будет рядом, я преодолею все на свете. Этот разговор, дал надежду и толчок на то, что мы оба хотим одного и того же, и приложим все наши силы, чтобы случилось все так, как мы этого хотим.
С каждой секундой дождь за окном начинает барабанить все сильнее, словно читая мои мысли и подталкивая оказаться в объятиях любимого человека. Я не мешкаю, снимаю одежду и ныряю под одеяло, где меня уже ждёт Джей. Я даже не заметила, насколько сильно продолговатый и устала. Почти что бессонная ночь и переживания дают о себе знать усталостью, разливающийся по всему телу. Я прижимаюсь к тёплому телу любимого и стараюсь громко не стучать зубами. Слышу как он удивлённо выдыхает и улыбаюсь в темноте. По сравнению с ним, я просто ледышка. И скорее всего он прав, похожа на лягушку. Ну и пусть. Я лишь прижимаюсь плотнее, чувствую как его губы касаются моего носа, и слегка жмурюсь, когда тёплое дыхание согревает кожу.
- Спокойной ночи, родной,- бормочу сонным голосом, и моментально проваливаюсь в глубокий сон.
Мне снится океан. Огромный, необъятный, голубой океан. Я вижу горизонт, который окрашивается в оранжевый цвет, знак того, что солнце уже садится и ещё несколько часов, и наступит ночь. Ноги утопают в песке, а тёплый ветер укутывает тёплыми объятиями. Он стоит за моей спиной. Такой родной и одновременно далекий. Я чувствую его взгляд и желание что-то сказать. Чувствую как его руки ложатся на мои плечи, и выдыхаю, оборачиваясь.
- Папа,- тихо шепчу, когда он привлекает меня к себе и заботливо гладит по волосам.
- Вот мы и встретились, тигрёнок,- я тихо смеюсь, услышав прозвище, которое он дал нам с Винни ещё в детстве, и называл нас так, когда хотел сказать что-то важное.
- Ты помнишь, почему я назвал тебя именно так?,- я отстраняюсь и заглядываю в его глаза, понимая как безумно соскучилась по нему.
- Помню,- с моих губ не сходит улыбка.
Я помню этот момент, как сейчас. Мы тогда тоже, как сейчас были на пляже. Папа, Винни и я. Помню, мы с сестрой строили замок из песка, и когда он был почти что закончен, я отошла попить воды, и услышала как сестра зовёт меня, оказывается, какой-то маленький хулиган, разрушил все то, что мы тогда создавали ещё и полез с кулаками на мою малышку. Помню, он тогда отхватил по полной, а его мама нажаловалась моему отцу.
- Ты всегда напоминаешь мне тигрёнка, только теперь он вырос,- ладони отца ложатся на мои щёки, заставляя смотреть в глаза,- Винни всегда была маленьким котёнком, которого ты защищала и любила. Но так будет не всегда, когда ты найдёшь свой смысле жизни, своего человека, за которого перегрызешь горло кому угодно, тебе придётся отпустить своего котёнка, так же, как и ей прийдется отпустить тебя, и научится жить самостоятельной жизнью в этом мире.
Чувствую как слезы срываются с глаз и катятся по щекам, а его губы оставляют тёплый поцелуй на моем лбу.
- Будь счастлива,- внезапно налетевший ветер заглушает все остальные слова и я вижу как океан начинает бушевать. Волны становятся все больше и больше. Я крепко держусь за папину руку, но следующая волна накрывает меня с головой, унося в темноту и неизвестность.
Я просыпаюсь, и резко сажусь в постеле, несколько секунд не понимая где я нахожусь. Когда сон отпускает, я оглядываю комнату растерянным взглядом и только сейчас замечаю, что Джея здесь ней.
- Джей,- зову я охрипшим голосом. Но в ответ мне только тишина. Я прикрываю глаза и потираю переносицу, стараясь сохранить остатки сна, и приятные ощущения от встречи с отцом. Когда я открываю глаза, то не сразу замечаю парня, стоящего в дверном проёме. Он обещал, что уберёт грязную посуду. Я смотрю на него, и мой сонный мозг нехотя начинает подмечать детали. Только джинсы, майки нет, грудь тяжело вздымается, и все тело блестит от пота.
- Ты вымыл весь дом?,- произношу я первое что приходит на ум, и натягиваю одеяло до подбородка, потому что по плечам начинают бежать мурашки от прохладного воздуха. Я жду ответа, поэтому плюхаюсь обратно в кровать и обнимаю подушку. Но когда его слова доходят до моего сознания снова резко сажусь в кровати, чем вызываю легкое головокружение.
- Бегал? В таком виде?,- мои брови удивлённо взлетают вверх,- ты решил соблазнить весь остров?

+3

42

Алекс выглядит такой очаровательно сонной и трепетной, что я с трудной подавляю в себе желание завалиться к ней на постель и прижать ее к матрасу своим телом. Две вещи останавливают меня. Первая, коли я себя снова хорошо чувствую, то неплохо было бы осмотреть остров, он действительно невероятно красивый. И вторая, я весь мокрый и потный после пробежки. Поэтому я остаюсь стоять около двери, подпирая плечом косяк и с улыбкой глядя на девушку.
За такие минуты я и готов бороться с системой. Возможно, даже умереть. Хотя теперь эта мысль внушает мне намного больше страха, чем раньше. Теперь мне есть ради кого жить и я бы предпочел делать это долгие годы. После нашего вчерашнего разговора это наконец кажется возможным. Наше будущее теперь не сомнительное нечто, маячащее впереди, а вполне осязаемая вещь.
Алексис готова оставить сестру, а я поступиться свей гордыней. Теперь у нас действительно может быть будущее, которое бы нам хотелось. Это придает мне сил и внушает надежду. Словно, в моей жизни наконец-то появился смысл.
Я усмехаюсь ее предположению.
-Конечно, нет. Я только разошелся на кухне, как появилась Мэгги и вышвырнула меня оттуда. – Я преувеличивал и мы оба это прекрасно понимали, но спорить с женщиной было совершенно бесполезно, поэтому я покорился ее воли. – Мне ничего другого не оставалось, как пойти подышать свежим воздухом и пробежаться. Заоодно посмотрел эту часть острова.
Я наблюдаю, как Лесса ложиться обратно в постель и всем своим видом показывает, что не собирается покидать ее, но от моих слов она резко вскакивает и ее взгляд мне совсем не нравится. Сначала я даже не понимаю в чем собственно дело, но ее слова заставляют меня расхохотаться.
Я отрываюсь от двери и присаживаюсь на край кровати, касаясь щеки девушки. Ее брови все еще на уровне волос, я наклоняюсь и быстро целую Лессу в губы.
-Не говори ерунды. – Усмехаюсь я и встаю. Задерживаю взгляд на девушке и еще раз усмехаюсь. – Меня вряд ли кто заметил. Не вставай.
Прошу я и ухожу в душ, оставляя ее наедине с самой собой. Душ это лучшее изобретение человечества, я помню, как был вне себя от восторга, когда смог пользоваться этим благом цивилизации. Никаких холодных ручьев и никаких прорубей, где нужно каждый раз разбивать лед, чтобы набрать воды или умыться. Никаких запахов немытых тел. Вспотел, испачкался – пошел и принял душ, Сто может быть лучше? Я раздеваюсь, забираюсь под горячие струи и несколько минут просто наслаждаюсь горячей водой, которая бьет меня по плечам. Это впрочем продолжается не слишком долго, я намыливаю голову, затем тело, делаю все быстро, но тщательно. Не хочу терять последний день на острове на всякие мелочи. Поэтому, чтобы не заставлять Алекс ждать, наспех обматываю бедра полотенцем и выхожу к ней, не удосужившись даже вытереться.
Она все еще сидит на постели и судя по сосредоточенному выражению лица, о чем –то думает. Я заваливаюсь рядом с ней прямо на одеяло и приподнимаю брови вместо вопроса. Девушка выглядит немного расстроенной или мне только кажется. Я закидываю руку за голову, а второй почесываю живот, ощущая как влажная кожа покрывается мурашками. В комнате достаточно прохладно. Но мне к подобному не привыкать. Я столько раз купался в холодных ручьях, что практически перестал ощущать холод. К тому же зимой чаще всего у меня было теплой одежды, поэтому спать приходилось зачастую голышом. По нескольким причинам: не хотелось износить вещи раньше срока и вопреки бытующему мнению, согреться будучи обнаженным намного проще. А сколько раз мне приходилось раздеваться перед всем нашим лагерем я и не считал, поэтому для меня нагота была чем-то вполне естественным. Конечно, никто в Диких землях не расхаживал голышом, это было не гигиенично да и не практично, но никто н когда не реагировал на мое обнаженное тело так, как Алекс. Помню, впервые это меня поразило, а потом начало забавлять. И забавляло до сих пор, особенно мне нравилось некая толика стеснения, как например, натянутое до подбородка одеяло. Потому что для меня не существовало особой разницы был я полностью одет или же стоял в одних трусах. 
Я меняю позу и ложусь на бедра девушки, притягивая ее руку и целуя ладонь.
-Если ты считаешь это неправильным, то я больше не стану так делать. – Наконец-то произношу я, смотря на нее в коем-то веке снизу вверх.
Впрочем, долго так находиться у меня не получается, я вскакиваю, переполненный кипучей энергией за то время, что мне пришлось проваляться в постели. Даже не замечаю, что полотенце падает, ерошу влажные после душа волосы и начинаю одеваться.
-Поднимайся, у меня сегодня на тебя большие планы. – С улыбкой говорю я, застегивая ширинку на джинсах.

+1

43

Который раз, ловлю себя на мысли, что мне нравится его смех. Такой заливистый и веселый, что даже не хотя, я улыбаюсь в ответ. Мой сон как рукой сняло, стоило только представить, как полуобнажённый рыжий парень, бежит по берегу моря. Я понимаю, что это глупо, но внутри меня поднимается ревность.
Я смотрю как Джей отходит от двери и садится напротив меня. Не могу долго на него злиться или обижаться, тем более, что здесь он не виноват, разве что в том, что просто решил пробежаться. Без майки. Не могу понять почему это меня так зацепило, но глядя в его глаза, на секунду забываю обо всем, а когда наши губы соприкасаются, понимаю, что все это ерунда. Он все ещё улыбается, когда встаёт с постели и устремляется в ванную.
- Поверь мне, кто-нибудь обязательно найдётся,- произношу, как раз в тот момент, когда он скрывается за дверью.
Облокачиваюсь на спинку кровати,  и снова возвращаюсь в свой сон. Я прекрасно понимаю, что это всего лишь защитная реакция на наш вчерашний разговор. Попытка оправдать себя. Моё подсознание всего навсего пытается убедить меня, что я делаю правильный выбор, посылая образ отца.
Хотя, я наверное, и понятия не имею, как бы отреагировал отец, если бы был сейчас здесь. Возможно, он бы понял, и пожелал нам счастья. Ведь он сам часто говорил, что любовь превыше всего, даже семьи и родственных уз. А ещё он говорил, что семья не всегда состоит из родственников по крови, что семья, это те люди, которые заботятся друг о друге. Джей стал частью моей семьи, пожалуй самой главной Ее частью, как бы больно мне не было это признавать, но теперь сестра отошла на второй план. Теперь я понимаю слова Джонатан о том, что вторая половинка, это что ты будешь защищать всем своим естеством. Семья всегда будет любить тебя, независимо от того, что ты сделал, и какое бы решение не принял. Я очень на это надеюсь, потому что не переживу, если увижу в глазах моей малышки, хотя бы капельку ненависти. Это добьёт меня окончательно.
С моих губ слетает тихий вздох и я потираю переносицу, как раз в тот момент, когда Джей выходит из ванной, в одном лишь полотенце. Его тело блестит от капель воды, а влажные волосы прилипли к лицу. Не могу отвести взгляда от этого божественного зрелища, да и не хочу. Он ложится рядом со мной, а я лишь обхватываю колени руками. Мне нравится вид его обнаженного тела. Я ничего совершенного в жизни не видела, но в тоже время это меня смущает. Чувствую как щеки краснеют, и отвожу взгляд. Возможно, это потому что я выросла в мире, где такое проявление чувств каралось законом, где прикосновение считалось переносчиком болезни. Но проведя вместе с Кейном несколько дней, попробовав его на вкус, я понимаю, что мне не нужно стеснятся. Особенно его. Ведь я полностью принадлежу только ему, а он мне. И от этого факта, я слегка улыбаюсь.
Он устраивает голосу на моих бёдрах и смотрит на меня снизу вверх, от чего кажется мне ещё прекраснее и сердце в груди ухает в пропасть, от переполняющих меня чувств.
- Просто в следующий раз, постарайся полностью одеться, чтобы мне не пришлось придумывать изощренные убийства невинных девушек или женщин,- улыбаясь, оставляю нежный поцелуй на его носике.
- Ты, видимо, понятия не имеешь, как можешь влиять на них.
И это чистая правда. Не зависимо от того, исцелена она, или нет, у всех них возникнет одна мысль, стоит им только увидеть Джея без майки. Потребности организма есть у каждого, а при его виде они возрастают, и я не хочу, силы его в таком виде видел кто-то, кроме меня.
Джей встаёт с постели и запускает ладонь в мокрые волосы, представ перед моим взором абсолютно обнаженным. Мне приходится закусить губу, чтобы не выдать себя с головой, и не показать какую власть он надо мной имеет, просто стоя вот так.
Я кожей чувствую его нетерпение, и прекрасно понимаю чем оно вызвано, этот парень не привык подолгу лежать в постели, будь то усталость, либо болезнь. Поэтому теперь, ему нужно выплеснуть накопившуюся энергию, я собственно не против, тем более что мне бы хотелось осмотреть остров.
Я встаю с постели и направляюсь в ванную.
- Тогда тебе придётся для начала поесть,- я встречаюсь с ним взглядом и улыбаюсь,- потому что для осуществления твоих планов тебе понадобиться очень много сил.
С этими словами я скрываюсь за дверью и включаю воду. Я знаю, чтобы не терять времени даром, Кейн сейчас же направится прямиком на кухню. После пробежки, организм будет требовать восполнить потраченную энергию, причём немедленно.
Улыбаясь своим мыслям, встаю под тёплые струи и позволяю телу расслабиться, пуская тепло. Стараюсь долго не задерживаться, быстро намыливаю тело и через десять минут, полностью одетая и готовая, появляюсь в дверях кухни, где все уже закончили завтрак. Есть я не хочу, так что можно сразу приступать к более важным делам.
- Доброе утро,- произношу тихим голосом, и понимаю, что все это время улыбаюсь.

+1

44

Ее смущение, пожалуй, лучшее, что я видел в жизни. Высокие скулы девушки покрывает румянец и я посто не могу заставить себя отвести взгляд. Поэтому мне приходиться встать, чтобы хоть как-то усмирить свое воображение и что греха таить возбуждение. Мне кажется, что она не была в моих объятьях целую вечность, но я прекрасно знаю, что стоит мне только на секунду поддаться искушению и я уже не смогу уйти от нее. Алексис та женщина, которая заставляет меня напрочь забыть о долге. Поэтому я даже немного благодарен ей за то, что вчера она решила лечь спать не полностью раздевшись, ведь если бы это было иначе и нас бы разделяло всего лишь одеяло, то я бы никогда не вышел из этой комнаты.
От подобных мыслей у меня начинает ломить пальцы, приходиться сжать руки в кулаки, а потом разжать и так несколько раз.
-Ты, видимо, понятия не имеешь какое действие оказываешь на меня. –Усмехаюсь я и не придумываю ничего лучше, чем начать одеваться. Чем больше на мне будет одежды, тем лучше для нас обоих.
Да и какое мне дело до других женщин. Она меня и в Диких землях не слишком интересовали, а они хотя бы могли ощущать ко мне нечто большее, чем просто физическое желание. Здесь они мне и подавно не нужны. Кроме Алекс, она моя и это сможет изменить только моя смерть. По другому никак. Но пока я предпочитаю не озвучивать ей вслух подобные вещи, она и без того должна прекрасно понимать какую неограниченную власть имеет надо мной. Но радостная новость состоит в том, что эта власть имеет и обратную связь. От меня не укрывается, как Лесса закусывает губы, когда я позволяю полотенцу упасть к моим ногам. Я даже делаю шаг вперед, к кровати. И только титаническим усилием воли сдерживаю себя и надеваю джинсы.
У нас слишком мало времени и очень трудно выбрать какое-то одно занятие, потому что я хочу показать Алексис все. У меня слишком много планов и слишком мало времени. А еще я улыбаюсь, как идиот, натягивая майку через голову и не отводя от нее взгляда. Впрочем, она отвечает мне тем же и встает с постели. Мне хочется, чтобы время застыло, позволив мне налюбоваться той, что поселилась в моем сердце, но время неумолимо и вот уже Лесса шлепает босыми ногами миом меня, с улыбкой говоря, что мне понадобится очень много сил.
-Надеюсь, мы подумали об одном и том же. – Говорю я, когда девушка уже скрывается в ванной комнате. Слышу журчание воды и спускаюсь вниз, напевая какую-то песенку. Слух у меня напрочь отсутствует, посему популярную мелодию практически невозможно узнать. Я две но я не могу повторить не переврав их, музыкальный талант у меня явно в отца. Удивительно, что это не распространяется на звуки животных, которые я могу имитировать мастерски. На самом деле, я никогда об этом серьезно не задумывался и сейчас не собирался.
В приподнятом настроение я спускаюсь на кухню, где нахожу Мэгги. Старый лис так и не пришел с веранды, где потягивает свой кофе и смотрит на окрестности с гордостью, словно это его собственность. Женщина что-то делает у плиты, мне кажется, я ни разу не видел ее просто сидящей на стуле, чтобы в ее руках не было ничего. Даже во время завтрака она умудряется что-то делать. Завидя меня Мэгги улыбается и открывает крышку сковороды, которая стоит на плите. Я готов застонать от запаха, что наполняет кухню, а вид у меня при этом становится такой, что вызывает у хозяйки смех.
-Ты просто бальзам на мою душу, мой мальчик. – Улыбается женщина приглашает меня к столу, щедро накладывая в тарелку невероятно пахнущий омлет с травами.
Впрочем, я не слишком горю желанием разбираться в том, что я ем, я знаю только, что это восхитительно вкусно м мне даже не важно, что я обжигаю губы и язык, поглощаю пищу. Мэгги ждет пока я закончу, а потом кладет еще одну порцию. К тому моменту, как на кухне появляется Алекс, я с трудом дышу и мечтаю свернуться клубочком где-нибудь в темном тихом месте и поспать. Чувствую себя, как набитый конфетами шарик.
Я улыбаюсь девушке и киваю хозяйке, которая тут же ставит на стол дымящуюся тарелку.
-Даже не думай. – Предупреждение звучит очень серьезно. Отсутствие аппетита у Лессы начинает меня беспокоить. Я знаю всего несколько причин почему люди отказываются от еды, и больной девушка не выглядит. Она вчера, накормив меня, не стала есть и теперь судя по лицу явно не собиралась этого делать.
Я указываю ей на стул.
-Садись и ешь. – Мой голос звучит почти грубо, Мэгги переводит на меня удивленный взгляд, но предпочитает промолчать. За что я ей очень признателен.

+1

45

Ночи видимо становятся все холоднее, потому что стоило мне выбраться из-под одеяла, как до кожи касается прохладный воздух в комнате, от чего она покрывается мурашками. Неприятное ощущение, словно меня окунули в ледяную прорубь и забыли дать тёплое полотенце. Обхватываю себя руками и начинаю медленно растирать тело, но стоит мне взглянуть на обнаженного мужчину, и холод сразу отходит на второй план, позволяя волнам желания пронзать каждую клеточку моего тела, как будто сквозь меня пропустили заряд фейерверков, как на большой праздник в нашем маленьком, ужасном городишке, в котором кроме этих событий, больше ничего не происходит.
На моем лице появляется довольная улыбка, а в голове начинают появляться картинки с неприличным содержанием, поэтому приходится закусить губу и отвести взгляд. Я чувствую как щеки заливает румянец, и от этого смущаюсь ещё больше.
Раз уж я уже проснулась, то не стоит терять ни минуты, разве что на то, чтобы посмотреть как любимый мужчина одевается рядом с кроватью не отводя взгляда. За такие моменты я готова душу продать, только чтобы каждый день видеть счастье в этих любимых голубых глазах. Обнимаю колени и утыкаюсь в них носом, не сводя взгляда с Джея, пока его соблазнительно сексуальное тело не исчезает под тканью футболки, от чего мне хочется запротестовать и стащить ее обратно, но я все же останавливаю себя и решаю, что нужно поскорее принять душ и вернуться к Кейну, чтобы узнать что же он задумал, я вижу это по его глазам.
Поэтому откидываю одеяло и стараюсь не обращать внимания на утреннюю прохладу и спрыгиваю с кровати. Ноги касаются холодного пола и я почти бегом направляюсь в ванную.
Включаю воду и делаю ее погорячее, скидываю белье и встаю под воду. С моих губ слетает вздох облегчения, а тепло начало проникать внутрь моего тела. Мне нравится как струи обвивают меня, словно Джей обнимает меня сзади, прижимая к своей большой и тёплой груди. Иногда мне кажется, что именно там моё место, устроиться на сгибе его руки, свернуться клубочком и слушать биение его сердца.
С этими мыслями я заканчиваю свой утренний душ и быстро одеваюсь, стараясь не растерять тепло. Через несколько минут я уже спускалась по лестнице, мурлыча что-то себе под нос и улыбаясь.
Когда я оказалась на кухне, то за столом сидел только Джей, а Мэгги опять что-то колдовала около плиты. Наверное, в будущем и я буду точно такой же, старушкой, около плиты. Надеюсь рядом будем мой собственный Джим. Аромат такой божественный, что не удивляюсь, видя Кейна похожего на кота, который умял целую чашку сливок. Но в последнее время есть мне не особенно хочется, возможно это из-за стресса, а возможно из-за любви, но это не важно.
Я подхожу к Мэгги, которая уже поставила тарелку с едой на стол, и пропускаю мимо ушей, резкий выпад Джея, возможно потом я ему его припомню, но сейчас это утро слишком идеальное чтобы портить его такими мелочами. Встречаю недоумевающий взгляд, на что я лишь сжала ее плечо.
- Мэгги, садись за стол, ты уже так много сделала для нас, позволь теперь мне позаботиться о тебе,- я все ещё так же широко улыбаюсь и ей ничего не остаётся кроме как сесть за стол рядом с Кейном.
А я принимаюсь варить кофе, наверное, я бы сошла с ума в этом мире.
Когда ароматный напиток готов, разливаю его в чашки, и ставлю перед любимым и Мэгги. Беру свою чашку и чмокнув женщину в щеку, устремляюсь на веранду.
- Приятного аппетита,- бросаю через плечо и скрываюсь за дверью.
Воздух на улице все ещё пропитан наступающими холодами, от чего я немного ёжусь, но мне это нравится. Нравится наблюдать как природа утром просыпается ото сна, как на траве блестят капельки росы, как первые лучи солнышка оставляют следы радуги на воде. Знаю, что Джим сейчас на веранде, желаю ему доброго утра и направляюсь к берегу, там где мы с Джеем наблюдали закат. Это по истине волшебное зрелище, особенно перед штормом, словно океан бушует изнутри, как будто вулкан. Но шторм прошёл, и теперь поверхность воды гладкая и спокойная, и солнце отражается яркими бликами. Делаю глоток горячего напитка, и ощущаю как он мягко опускается, принося с собой тепло. Мне нравится начало этого дня. И становится интересно, что же будет дальше, ведь это последний день, который мы можем провести вместе. Завтра нужно будет вернуться обратно в свою маленькую квартирку, без права на Кейна.

+1


Вы здесь » DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE » Личные эпизоды » the secret island


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC