Рейтинг форумов Forum-top.ru

11/08 Можно поздравить нас с новым дизайном. Надеемся он освежит форум и поднимет вам настроение!
0
0
ПОРТЛЕНД, МЭН // ВЕСНА, 2064
антиутопия // эпизоды // nc17
• • • • • • • •
Приветствуем вас на форуме, посвященном трилогии «делириум» лорен оливер. Здесь вы сможете заглянуть в недалекое будущее, окунуться в мир, в котором любовь признана опаснейшей болезнью. Пройдите процедуру исцеления - тогда вы навсегда позабудете о риске заражения; или же вступите в ряды сопротивления и объявите войну системе. Ваша судьба полностью в ваших руках. По крайней мере, на первый взгляд.
Кажется, мне никогда не надоест любоваться любимым человеком, чем бы он не был занят. Поднимает ли он коробки, занимается ли спортом, колет ли дрова, или просто, со скоростью света, поглощает пищу. Но особенное наслаждение я получаю, когда наблюдаю как он спит. Во сне он выглядит таким умиротворенным и счастливым, что на короткое мгновение мне кажется, что все так и есть. Что вокруг нет этого ужасного мира с кучей правил и запретов, нет регуляторов, которые стремятся избить тебя до полусмерти, нет АБД с их принципами и процедурой. Мне хочется, чтобы этого всего не было, чтобы мы могли любить открыто и без оглядки на кого-то.

DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE » Завершенные эпизоды » Мое сердце навсегда рядом с тобой, в шести футах под землёй.


Мое сердце навсегда рядом с тобой, в шести футах под землёй.

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

Сердце бьется так сильно, отбивая ритм о грудную клетку, словно о барабан. Но я не обращаю на это никакого внимания, весь мир сузился до блеска ее глаз, будто вся Вселенная с ее миллиардами звезд перенеслась в глаза девушки, которые она закатывает от удовольствия, выгибаясь подо мной. Я не думал, что это возможно, но я люблю ее с каждым днем все сильнее. Потеря Давинии позволила мне понять насколько хрупок придуманный людьми мир и как я должен дорожить тем, что имею. Раньше мне казалось, что здесь, в Портленде у меня ничего нет. Дом, который я получил вместе с работой никогда не был моим домом. Я не любил его, его стены не были для меня памятью, я даже бывать там не любил. Когда у меня были выходные я всеми силами старался занять себя чем-нибудь. Занимался спортом, гулял. И никогда не стремился возвращаться туда, это место было для меня чужим, оно так и не стало для меня домом. Еще недавно я размышлял, что будет, когда я приведу туда свою жену. Мне уже не получится избегать этого места, мне придется там жить, проводить время. Понятия не имею чем там занимаются вечерами степенные Исцеленные. Судьба распорядилась так, что мне не суждено было узнать это в ближайшее время, Алексис все же была права, но дело не в моем генофонде, просто у всех должна быть пара. Система должна работать без сбоев, я не буду исключением, уверен, что если выйду сухим из воды, мне пришлют кандидаток. Но это уже не будет иметь никакого значения, потому что мы с Лессой будем далеко отсюда, в другом мире, где наша любовь не будет под запретом. Где она так же естественна, как дыхание.
Девушка стонет и выбивается мне навстречу насколько это возможно. Я приподнимаю ее бедра выше, стройные ноги Алексис оказываются на моих плечах. Мне очень повезло, что она такая гибкая. Пока я играю с ее соском, пальцы девушки блуждают по моей спине, вызывая дрожь наслаждения. Потом опускаются на мои ягодицы, побуждая придвинуться еще ближе. Я не сдерживаю стон, рвущийся с моих губ.
Ее шепот возле моего уха, я закрываю глаза, желая раствориться в девушке полностью. То, как она произносит мое имя, ее тело содрогается, я чувствую, что она уже близко. Ее ноготки царапают мне спину, я запоздало думаю, что отметины на теле мне не к чему, но эта мысль улетучивается тут же. Я чувствую приближение оргазма, мои движения становятся еще более сильными, она двигает бедрами мне навстречу. Я нахожу губы Лессы и в этот момент мое большое тело содрогается. Девушка притягивает меня ближе, ее дыхание сбито так же, как и мое.
Я обмякаю на ней, несколько секунд совершенно не удерживая свой вес, тело бьет мелкая дрожь, но нему разливаются волны блаженства. Девушка, как и я тяжело дышит, ее губы касаются моего плеча, покрывая его поцелуями и я непроизвольно улыбаюсь.
Наконец-то я нахожу в себе силы скатиться с нее, похоже, это единственное на что я сейчас способен. Тяготы этого дня изнурили меня и морально, и физически. Хотя на счет физического истощения не уверен, что дело тут именно в тяготах. Я ложусь навзничь на кровать, последним титаническим усилием воли, притягиваю Лессу себе на грудь. Она удобно устраивает голову на моем плече, а при этом легко глажу его пальцами. Алексис отводит с моего лба прилипшие волосы, я только изможденно улыбаюсь уголками губ, даже не способный как следует открыть глаза. По телу разливается невероятная слабость и нега, мне рукой-то пошевелить стоит неимоверных усилий.
Но все же от ее слов на моем лице появляется улыбка.
-Да, я говорил о чем-то подобном. – еле ворочая языком бормочу я. – Только знал об этом не слишком много.
Я уже давно заметил, что Лессе говорить правду мне особенно приятно. И сейчас не исключение, с Дэнни у нас не было ничего подобного. Мы проводили вместе ночи, но скорее это были шумные барахтанья и перешептывания, сопровождаемые взрывами смеха. Мы оба были слишком молоды, чтобы иметь действительно сильные чувства.
Мне все же удается открыть глаза и взглянуть на нее, мой взгляд затуманен усталостью, но на губах улыбка.
Лесса улыбается, очаровательно закусывая губу и смотря на меня взглядом, полным нежности. Не знаю что вызывает ее, бурная страсть, которая только что была между нами или моя совершенная беспомощность сейчас. Но мне этот взгляд определенно по нраву.
Я хочу поднять руку и погладить девушку по щеке, но у меня элементарно не хватает сил, поэтому я только хмыкают в ответ на ее слова и снова закрываю глаза.
-Боюсь, мне нечему тебя научить.  – Мой голос больше похож на невнятное бормотание. – Ты способная от природы.
Я приоткрываю один глаз и смотрю на нее.
-Если бы не та ночь в лесу, то я бы сомневался, что я твой первый мужчина... И последний.
Уже практически сквозь сон добавляю я. Веки у меня словно налились свинцом, я плотно закрываю глаза и уже через несколько минут начинаю дышать ровно и глубоко.
Как я и думал, мне снится зеркальная белоснежная комната со столом посредине и поблескивающими устрашающими предметами в дальнем конце помещения. Комиссия вежливо смотрит на меня, озирающегося по сторонам. В этот раз на мне полотняные полупрозрачные штаны и все. В зеркале мне видны красные полосы на моей спине, я делаю вид, что не замечаю их, но уже поздно. На меня смотрят с выжидающим выражением, словно все пятеро отражения друг друга. Я понимаю, что пропустил вопрос и прежде, чем я беру себя в руки, чтобы начать говорить, один из пятерых, чернокожий мужчина делает жест пальцами. Дверь в другом конце комнаты отворяется и входят трое, точнее двое ведут под руки третьего. Третью. Внутри у меня все холодеет, когда я с трудом но все же узнаю Алексис. Губа у девушки разбита и опухла, на скуле багровый кровоподтёк. Я подаюсь вперед, но спокойный голос предугадывает мои действия.
-Вам лучше оставаться на месте, мистер Кейн, если это, конечно, ваше настоящее имя. Спрошу еще раз, какую роль вы играете в Сопротивлении?
Мое сердце заходится в бешеном ритме, я открываю глаза и сажусь  на кровати. Ерошу волосы и проводу рукой по лицу.

+1

32

Этот день слишком уж длинный, наполненный чувствами и эмоциями, которые противоречат друг другу. Моё духовное состояние желает быть лучше, но когда Кейн рядом, все невзгоды остаются позади. Вот и сейчас, я прижимаюсь к любимому всем телом, и не могу оторвать взгляда от его лица. Изучаю его взглядом, словно желая найти новые изменения. Его губы растягиваются в улыбке, и сердце замирает. Если честно, я никогда и подумать не могла, что между мужчиной и женщиной могут происходить такие занятия любовью. В руководстве написано, что секс-это удовлетворение своих естественных потребностей, с целью зачатия ребенка, либо же для здорового состояния одного из супругов. Но там и слова не написано, о том, что занятие любовью могут быть такими потрясающими. Не написано, что прикосновения любимого могут зарождать внутри меня столько противоречивых чувств и желать его всем своим естеством. Но так же там не написано, что может возникнуть желание отдаваться другому человеку полностью. Там вообще ничего не написано. Эти люди, которые составляли эту книгу, никогда не испытывали ничего подобного, они спрятались за процедурой, восхваляя и воспевая её, хотя если бы хоть раз сами испытали то, что чувствую я или Джей, то уж точно не согласились бы на повторную процедуру.
Я не хочу думать о ком-то кроме любимого, лежащего рядом. Чувствую как по телу растекается блаженство, несущее спокойствие и умиротворение. Сердце в груди бьется словно сумасшедшее, готовое в любую минуту вырваться наружу, а дыхание никак не прийдет в привычное состояние. И мне это нравится. Нравится лежать с ним вот так, без притворства и лжи, нравится ощущать его прикосновения к моей коже, от которых кожа покрывается мурашками и я прижимаюсь сильнее, нравится смотреть на него и понимать что весь мир теперь, сосредоточен только в нем. Не могу скрыть нежности во взгляде, когда он бормочет ответ на мои слова. Если так будет проходить каждая наша ночь, я готова вытерпеть все испытания и преодолеть любые преграды.
Замечаю усталость, которая пеленой окутала его взгляд, и лишь закатываю глаза, когда он упоминает про ночь в лесу, не знаю как реагировать на них. Я лишь следую деланиям и делаю то, что требует от меня моё тело и душа. Только и всего.
Этот день выдался тяжёлым, поэтому когда дыхание Джея становится ровным и глубоким, я укрываю его простыньте и тихо соскальзываю с кровати. Какой бы сильной не была усталость, уснуть я не смогу, поэтому бреду на кухню и улыбаюсь, видя разбросанную одежду на полу кухни. Это небольшое свидетельство нашей страсти, которую скрыть я не могу. С каждым днём, в моем сердце, любовь к этому необыкновенному парню, становится все больше и больше, грозя вырваться наружу и смести все на своём пути. И я не против, только бы он был рядом.
Натягиваю на себя майку, и аккуратно складываю его вещи. Оставив их на диване, возвращаюсь к кухонному столу, и воспоминания накатывают с новой силой, вот только улыбка становится грустной, но низ живота, все равно приятно сводит. Отправляю чашки в мойку, стараясь не шуметь. Мой взгляд падает на руку. Отец уже спал, остались только ранки, которые уже начали затягиваться, значит завтра утром, я смогу беспрепятственно скрыть их под слоем пудры и крема. В наше время достать косметику очень тяжело, особенно хорошую. Но у отца были связи, которыми я благополучно злоупотребляла, правда косметикой пользовалась только вот в таких случаях, когда нужно было скрыть синяки под глазами после запрещённой вечеринки, или замазать побои регуляторов. Да, я пару раз попадала под раздачу, самой серьезной травмой было сломанная ключица. Только вот Джею я об этом не говорила, он бы убил меня. Если бы узнал.
От дурных мыслей меня отвлекает шум в ванной. Я слышу как там что-то упало, и моё сердце делает тоже самое. Но я знаю, что в квартире кроме нас никого нет и шагаю уверенной походкой в ванную, резко распахиваю дверь и облегченно выдыхаю, это всего лишь осколки зеркала, которое я несколько часов назад благополучно разбила. Окидываю взглядом комнату и ужасаюсь, такого беспорядка у меня в жизни не было. Поэтому начинаю складывать разбитые баночки в мусорный пакет. Джей сделал за меня основную работу, когда собрал их с пола. Некоторые вернулись на своё место, так как практически не пострадали, но остальным повезло меньше. Затем в это пакет отправились и остатки зеркала, аккуратно, чтобы вновь не получить травму, укладываю осколки и думаю о том, что моя душа сейчас похожа на них. Её края такие же неровные и рваные, и если можно было бы увидеть её, то это было бы зрелище не из приятных. Уборка помогает отвлечься от мыслей о сестре, но когда дела сделаны, я остаюсь на ужине с собой и меня больше ничего не сдерживает.
Воспоминания, причиняют нам самую страшную боль, подкидывая кадры из жизни. Плохие или хорошие, не важно. У нас с Винни их было предостаточно.
Я вспоминаю тот день, когда отец повёл нас на пляж. Было по летнему жарко и мы не знали как освежиться. Когда Джонатан сказал что мы идём купаться, наш восторг разнесся по всему дому, и мама вышла чтобы отругать нас. Но даже это не смогло разрушить нашего счастья. Помню как мы плескались недалёко от берега, а потом строили замок из песка, представляя что будем жить каждый в своей башне, со своей семьёй, но вместе. Я помню то счастье до мельчайших подробностей, и сердце замирает, снова впуская боль, которую я так старательно прогоняла. Как я буду жить без моего рыжего солнышка? Как смогу вставать по утрам и заставлять себя жить? Я знаю как, мыслями о Джее, о нашей любви и вспоминая то хорошее, что мы пережили с сестрой. Боль ослабнет, мне нужно только подождать, но вот только сейчас она разрывает меня изнутри. Чувствую как по щекам текут слезы, больше не стараюсь стереть их. Сегодня день, когда я оплакиваю свою сестру.
Вместо этого открываю воду и скидываю майку, которую неизвестно зачем одевала и подставляю своё тело под прохладные струи. Кожа моментально покрывается мурашками, от резкого перепада температуры. Прислоняюсь лбом к холодному кафелю и закрываю глаза.
Возможно утром нас вызовут в АБД для допроса, и мне нужно продумать варианты моих ответов, нужно сосредоточить все внимание на том, чтобы идеально сыграть свою роль и остаться в живых. Ради Джея. Провожу рукой по животу и думаю о том, что возможно я уже беременна. Но это не пугает меня, лишь заставляет ещё сильнее бороться за свою жизнь. Я не позволю отнять у меня смысл жизни. Не в очередной раз. Больше нет.

+1

33

Я просыпаюсь один. В постели пусто. В первую секунду я не слишком понимаю где я и что происходит, мое сердце еще заходится в бешеном ритме после сна, но постепенно начинает успокаиваться. Одновременно с этим до меня доходит все остальное.
Давиния мертва и мы с Алексис будем винить себя в этом всю оставшуюся жизнь. Я откидываюсь на подушки и прислушиваюсь к звукам. Я слышу, как девушка перемещается по квартире, она старается делать все тихо. Но годы жизни в лесу и охоты сделали мой слух невероятно острым. Я закрываю глаза и представляю, как она перемещается по комнате, ставя на места вещи. Она терпеть не может беспорядок, это я отлично усвоил.
Долгое время я лежу в совершенной тишине. Мне даже начинает казаться, что стоит мне пошевелиться и туман рассеется, я окажусь в небольшой комнатушке, в скрюченной позе и с углом стола, впивающимся мне в щеку. Но когда начинает течь вода я понимаю, что ничего подобного. Я в квартире Лессы, вероятно в последний раз, потому что завтра нам пришлют повестки из АБД с целью явиться на допрос по поводу насильственной смерти моей невесты.
Я делаю глубокий вдох и заставляю себя подняться с постели. Мне нужно будет проделывать это неизвестно сколько дней с того момента, как нас вызовут на допрос. Я очень надеюсь, мысль, что это ради безопастности млей возлюбленной перевесит все мои желания и я смогу вытерпеть все, что выпадет на мою долю.
Шлепая босыми ногами по полу, я выхожу в гостиную, которая одновременно является и кухней, осматриваюсь. В последнее время я бывал здесь довольно часто, но сильно не преуспел в осмотре обстановки, мои мысли всегда занимало что-то иное. Сейчас я медленно иду по ней и наконец-то, уделяю внимание вещам. Здесь все буквально пропитано духом Алексис, хотя, безусловно, нет никаких запрещенных вещей. Невольно задаюсь вопросом, чем будет заниматься девушка, когда я не смогу быть рядом.
Порой мне кажется, что до нее у меня и не было жизни. Впервые она началась в этой комнате, когда сидя на диване я рассказывал ей о своем доме. Она была первой м единственной, кроме Джонатана, кому я открыл свою душу, рассказал кто же я такой на самом деле и как скучаю по жизни, которую оставил позади.
Мои пальцы легко касаются предметов, стола, на который она ставила чашки кофе в первое мое появление здесь, корешков книг. Словно стараюсь запомнить и вобрать в себя энергию этого места.
Я долго медлю, прежде, чем войти в ванну, где течет вода. Понимаю, что девушке нужно время, чтобы побыть наедине со своими мыслями, но я слишком большой эгоист, чтобы быть сейчас понимающим и великодушным.
Я хочу быть с ней столько времени сколько у меня есть. Поэтому я беззвучно толкаю приоткрытую дверь ванной комнаты и застываю на пороге. Она стоит под струями, судя по температуре в помещении, вода холодная, прислонившись лбом к плитке и держит руки на плоском животе. Кажется, мы думаем с ней об одном и том же, только секунду назад я раздумывал, что она вполне может быть беременна, хотя еще не имел возможности убедиться в цикле девушки. Только сейчас я осознаю, что прошло не так уж много времени после нашего посещения Дикой местности. В ее появлением моя жизнь понеслась галопом, я даже не успеваю следить за ней, только и живу от встречи к встрече.
Не хочу пугать ее, но когда мои горячие руки касаются прохладного тела, девушка вздрагивает.
-Прости, не хотел пугать тебя. – Шепчу я прямо ей в  ухо и накрываю ее ладонь своей рукой. На фоне кожи Алексис моя рука кажется просто огненной. Я тоже встаю под холодные струи и в удовольствием подставляю под них лицо.
Сейчас это то, что нужно, чтобы прогнать остатки моего сна. Я целую ее в плечико и обнимаю сзади, прижимаясь разгоряченным после сна телом к ее прохладной кожи. По моему телу пробегают волны восторга. 
- Скоро рассвет и мне придется убраться от сюда пока АБД не изъявили желания видеть меня.
Я даде не пытаюсь скрыть грусть в своем голосе, мы оба прекрасно знаем, что я готов на все на свете  лишь бы быть с ней рядом и иметь возможность остаться. Но я не могу. Официально сейчас я должен спать и в своей одинокой постели и завтра с самого утра быть дома, если АБД решит вызвать меня на разговор. С завтрашнего, а точнее уже с сегодняшнего утра и до окончания расследования трагической смерти Давинии я должен быть примером добропорядочного гражданина Портленда, хоть мне и претит сама мысль об этом.
Но я сделаю все от себя зависящее  ради безопасности той кого люблю не смотря на все запреты, вынесу все, что приготовит мне судьба, лишь только, чтобы быть вместе с ней. Не важно где и как.
Мои губы касаются нежной впадинки на шее девушки, возле ее ключицы. Я прижимаю Лессу к себе двумя руками настолько сильно, насколько смогу, чтобы не причинить ей боли.
Мои руки пробегаются по телу девушки, словно я стараюсь запомнить каждый изгиб, каждую впадинку и выпуклость. Все, что позволит мне не сойти с ума долгими ночами без нее. Ее бедра еще немного липкие от моей спермы, но это даже мне нравится. Словно, это само доказательство, что Алексис принадлежит только мне одному.   
-Я люблю тебя, помни об этом каждую минуту.

+1

34

Это мы сделали этот мир таким. Мы изуродовали и искалечили все то, что могло бы принести нам любовь и счастье. Только мы виноваты в том, что сейчас живём в этом ужасном, черном и пустом мире, где самое величайшее чувство, признано болезнью, и все должны проходить процедуру, как будто она может спасти. Мы виноваты в том, что наше общество распадается изнутри, гниет и разлагается, словно дохлая гусеница. Наше правительство возомнило себя Богом, и ввело свои правила, поработив тем самым почти всю планету. И чего они этим добились? Того, что каждый человек превратился в бесчувственного монстра? Я уяснила одно, если отобрать у человека что-то хорошее, воспоминания или смысл жизни, любовь, ему не зачем будет жить в этом Мире. Все, что поддерживало его на плаву сотрется из памяти, останется лишь пустота, которую он будет стремится заполнить. Вот только проблема в том, что он её никогда не заполнит. Она будет пожирать изнутри и толкать на ужасные вещи. Стоит отобрать одно, как на его место прийдет другое и не факт, что второе будет лучше. В моей голове сразу всплывают лица регуляторов, с их горящими безумством взглядом, приоткрытым ртом, и занесённой дубинкой. Вот к чему привело наше вмешательство в природу человека. Мы стали убивать и калечить детей, подростков, стариков и всех, кто не понравился, только чтобы заполнить пустоту внутри, чтобы снова почувствовать себя людьми.
Моя сестра стала жертвой одного из таких монстров, вот только он в сотню раз хуже всех вместе взятых регуляторов, хотя бы потому что процедуру он не проходил. Я в этом уверена, монстр в нем жил все это время. И это страшнее всего, чувствовать и желать истязать беспомощных и слабых, получая при этом удовольствие. Моя девочка находилась с этим чудовищем слишком долго, пока я была здесь и пыталась жить дальше. Одному Богу известно, что она перенесла. Но прежде чем она сбежала, он сломал её, разрушил изнутри. Я видела это в её глазах, когда она несколько часов назад лежала на моем диване в гостиной. Видела какой ужас и отчаяние плескались в глазах, которые раньше лучились добротой и лаской. Мой нежный ангел, потерян для меня навсегда.
Слезы горячими потоками струятся по щекам, смешиваясь с водой. Больше всего на свете, в эту минуту, я хочу чтобы моё сердце остановилось и эта раздирающая боль исчезла, подарив умиротворение. Но я не могу. Не могу просто так взять и сдаться, опустить руки и отказаться от того, что обрела совсем недавно, пусть и расплатившись самым дорогим что у меня было.
Все мы эгоисты, просто кто-то в большей степени, а кто-то это благополучно скрывает. Я относила себя ко второму типу людей, пока не встретила Кейна. Как только он ворвался в мою жизнь, перевернув её с ног на голову, я превратилась в самую натуральную эгоистку до мозга костей. Я не могу находится далеко от него, не могу не думать о нем днями и ночами напролёт, не могу не касаться, когда есть такая возможность. Я хочу проводить с ним все время мира, которое у нас есть, но вместо этого сейчас стою под холодной водой и жалею саму себя.
Мои руки все ещё находятся на животе, и я горько улыбаюсь, от мысли о том, что потеряв сестру, я могу обрести нечто бесценное. Она бы сказала, что это дар. Что я должна беречь его и защищать всеми доступными способами. Что я и собираюсь делать в эти недели, пока Джея не будет со мной рядом. Не знаю, как смогу не сойти с ума, не имея возможности видеть его сутками. Я буду защищать его по-своему. Хочу чтобы мысли о беременности оказались явью, но понимаю, что времени прошло слишком мало. Наши отношения развиваются так стремительно, что я потеряла счёт времени, мне кажется что мы вместе целую жизнь и пытаясь вспомнить то, что было до него, у меня не получается. Кажется что он всегда был со мной и жизни до него, просто не существовало. Меня не существовало. Я начала жить, в тот момент, когда наши глаза впервые встретились, а сердце пропустило удар. Теперь только он имеет значение, и я сделаю все, чтобы мы смогли быть вместе, и в горе и в радости, пока смерть не разлучит нас. Он мой. А я его. Сейчас и навсегда.
Так почему я сейчас стою в ванной, а не лежу с ним в одной постеле, крепко прижавшись к любимому? Потому что я дурочка.
Мои мысли обрываются, когда его горячие и сильные руки обнимают меня сзади, и от неожиданности я вздрагиваю. Я погрузилась в свои мысли настолько глубоко что даже не заметила как Джей вошёл в ванную.
Его шёпот около моего уха, согревает кожу и она покрывается мурашками. Он не испугал меня.
Его ладони накрывают мои и я представляю как мы будем сидеть летним вечером на террасе и гладить мой большой живот, радуясь как маленькие, когда маленький Кейн будет пинаться. Я хочу это будущее, и в моих силах сделать все, чтобы оно сбылось.
Я прижимаюсь к его горячему телу как можно плотнее, стараясь растворится в нем и остаться навсегда внутри него. Но понимаю, что это невозможно. Его прикосновения оживляют меня снова и снова, заставляя жить дальше.
Он говорит про АБД и про то, что скоро ему нужно будет уходить, и я понимаю, что слишком долго откладывала эти мысли в сторону, и теперь они словно кинжалы вонзаются в моё, и без того, истерзанное сердце. Я не хочу отпускать его. Я снова возвращаюсь в тот день, когда мы прощались около больницы, только теперь эти чувства накатывают в удвоенном размере, грозя разорвать на куски. Я не сдерживаю слез, потому что знаю, что вода не покажет их и унесёт в глубины водостока. Я вбираю его в себя каждой клеточкой своего тела, чтобы лёжа тёмной ночью без сна, вспоминать наши страстные ночи и его тёплые прикосновения. Скоро я останусь один на один со своим горем, и больше некому будет вразумлять меня. Его руки блуждают по моему телу, словно запечатляя каждый контур и изгиб.
Я хочу видеть его лицо, поэтому оборачиваюсь, и прижимаюсь сильнее. Смотрю в его глаза и понимаю, что убью за этого парня любого, кто встанет у нас на пути. Я уверена, что в моих глазах плещется боль в перемешку с печалью, но я больше не пытаюсь скрыть их. Убираю мокрые волосы, обрамляющие его лицо, и провожу пальчиками по его щекам, лбу, задерживаюсь на губах.
- И я люблю тебя, Джеймс Кейн,- обхватываю его лицо ладошками и припадаю к губам поцелуем. На них соленые слезы, которые он теперь может почувствовать. Я вкладываю в него всю свою любовь и нежность, словно мы прощаемся навсегда. Эти дни будут для меня вечностью.
- Что бы ни случилось, где бы ты ни был, ты всегда сможешь найти меня здесь,- кладу ладошку на его грудь, прямо на сердце,- я всегда с тобой, любовь моя. Просто вернись ко мне, когда это все закончится.
Мой голос срывается и я обнимаю его так сильно, как только возможно. Хочу чтобы этот момент никогда не заканчивался, хочу остаться здесь, закрыть все окна и двери и жить в нашем мире до скончания дней. Мой мир больше никогда не будет прежним, в этом я уверена, Кейн полностью изменил его, и сейчас у меня такое чувство, что я отправляю его на войну. Но ведь так и есть. Мы начинаем войну за наше будущее. В которой я планирую победить.

+1

35

Она прижимается ко мне спиной, ее кожа такая восхитительно прохладная, по сравнению с моей, а холодные струи бьют по моим плечам добавляя восхитительный контраст. Не знаю, когда смогу вот так же легко и открыто прикасаться к ней. И очень жду дня, когда никакие запреты не будут стоять между нами. Ради этого дня я готов потерпеть хоть вечность, только бы знать, что он наступит.
Мое сознание все еще затуманено сном, сердце еще не вернулось в свой привычный ритм и бьется учащённо. Я глажу девушку по мокрым волосам и прижимаю к своему обнаженному телу. Однажды настанет день, когда на секунду подняв голову я буду видеть ее, проходящую мимо, ловить за руку т страстно целовать, а затем отпускать спешить по своим делам. Я вижу это, словно на яву. Пока сильна моя вера – возможно все. А полом будут долгие зимние ночи, где мы будем прижиматься друг к другу как можно теснее и согревать один другого. 
Я прижимаю пальцы к ее животу и думаю о том, что когда-нибудь она будет вынашивать нашего ребенка. Тогда мы отправимся в какой-нибудь город подальше от Портленда, где мне можно будет затеряться в толпе, хотя с моей внешностью сделать это не так уж просто. Не каждый день на улице встречаешь двухметрового детину с ярко-медными волосами. Но у нас все получится, ведь мы будем вместе, притворимся семейной парой, которая ждет ребенка и переехала в город ради новых возможностей, я буду ходить на работу, а Лесса станет спать до полудня и ждать меня дома с горячим ужином, который я буду поглощать в считанные минуты.
Эти мысли вызывают улыбку на моем лице. Когда девушка оборачивается ко мне, я все еще улыбаюсь. Холодные капли стекают по моему лицу и одна из них висит на кончике острого носа. Она тут же исчезает стоит мне только взглянуть в ее глаза полные боли и скорби, я прижимаю любимую к себе и глажу по волосам, а потом протягиваю руку и выключаю холодный душ. Как я и предполагал девушка плачет, не смотря на воду я могу различить мокрые дорожки слез на ее щеках. Она оплакивает потерю самого дорогого человека в ее жизни. И тут я ничего не могу сделать. Сердце неприятно екает от мысли, что будет с Алекс, когда я уйду.
Я беру ее лицо в ладони и целую долго и очень нежно. Она в ответ делает тоже самое. Наши губы сливаются в поцелуе. Теперь я ощущаю вкус ее слез и собираю их губами, поочередно касаясь закрытых век девушки. Ее ресницы такие тяжелые, словно еловые ветки, припорошенные снегом. В нашем поцелуе столько горечи, что мне невольно хочется отшатнуться, но я заставляю себя остаться на месте и смело встречаю ее взгляд.
Девушка кладет руку на мою вздымающуюся грудь. Я только киваю ее словам, воспроизводя непонятный звук, похожий скорее на хмыкание, а потом все же собираюсь с силами и произношу:
-Я найду тебя где угодно, если потребуется.
Мои слова звучат, как обещание. По факту это оно и есть.
Мы стоим обнаженные в холодной ванне, с выключенным душем. По коже Алексис бегут мурашки, я вылезаю из ванны и оборачиваю девушку большим махровым полотенцем, а потом беру ее на руку, словно ребёнка.
Мне просто физически нужно касаться ее сейчас. Она такая мягкая и податливая, я прекрасно выучил ее. Я знаю, что как только я покину квартиру она пойдет на кухню и будет корить себя во всех смертных грехах, а особенно в смерти Давинии, в которой я виноват не меньше, а вероятно, даже больше нее. 
Девушка кладет голову на плечо, я несу ее удобно, правильно. Я бы мог сейчас убежать за стену, неся ее на руках.
Но, увы, это невозможно.
Вместо этого я иду  в спальню и сажаю Лессу на кровать, которая все еще хранит следы нашего недавнего занятия любовью. Сам же сажусь за ее спиной, раскутываю из полотенца и начинаю сушить волосы девушки, перемещая темную массу в руках, зарываясь в них пальцами и периодически поднося из к лицу и вдыхая пряный аромат.
Молчание между нами затягивается и когда ее пряди почти сухие, я все же нарушаю его.
-Прошу, Лесса, не ищи встречи со мной. – Мне тяжело говорить подобное, но так нужно. Пусть все во мне восстает против расставания с ней. Так надо. – Ты не должна ничем выдать, что нуждаешься во мне. Я не смогу жить без тебя, но им этого знать не обязательно.
Я специально стараюсь, чтобы мой голос звучал как можно суше, но у меня не слишком хорошо выходит, в нем сквозит печаль. Нужно взять себя в руки, я должен быть настолько убедительным в своем безразличии к Алексис и всему происходящему, чтобы мне собственная мать поверила.
Поэтому я встаю и уходу в соседнюю комнату, а возвращаюсь уже полностью одетый. Не хочу расставаться, но не могу остаться с ней.
Девушка все так же сидит на кровати, небо за окном становится ярко-розовым, скоро оно посветлеет и жизнь в городе возобновит свой ритм. Я касаюсь ее макушки, провожу рукой по слегка влажным волосам и мимолетно целую Алекс в макушку.
-Попробуй немного поспать. – Прошу я, засовывая руки поглубже в карманы, чтобы не иметь больше возможности касаться ее, потому что если я сделаю это, но уже не смогу уйти. Нас  раскроет АБД и тогда конец всему.
Уверен, что Алексис проигнорирует мою просьбу, поэтому смотрю на нее долгим взглядом и разворачиваюсь, чтобы уйти привычной дорогой. Но в это раз передумываю и устремляюсь к двери, ещё слишком рано, в здании не слышно ни звука, я могу выйти из него незамеченным, нет смысла вылезать в окно.

+1

36

Его слова для меня, как глоток надежды на то, что мы сможем все преодолеть, пока мы есть друг у друга. Пока мы вместе, нам ничего не страшно, ни процедура, ни АБД. Я прижимаюсь к нему всем телом, ощущая тепло его кожи на своей. Вода обдаёт нас прохладой и от этого он становится ещё более желанным. Пока я стояла тут под струями воды, надеясь на то, что моя скорбь утечёт в канализацию вместе с ней, то не замечала что продрогла. Я лишь хотела чувствовать что-то кроме боли и чувства вины, но выбрала не правильный путь. Вместо холода мне нужно было тепло. Тепло любимого человека, которого я оставила в спальне, вместо того, чтобы остаться в тёплой постеле. Мои ошибки учат меня многому, и впредь я их больше совершать не буду. Наше время на исходе, и вместо того, чтобы наслаждаться близостью с Джеем, я стою тут и жалею себя, хотя прекрасно понимаю, что смогу это сделать в те дни, пока мы не будем видится. Глупая, никчемная девчонка.
Я чувствую его горячие руки на своей коже, чувствую как неровно бьется его сердце в груди, чувствую жаркое дыхание на шее, перестаю ощущать холод, и осознаю тот факт, что вода больше не идёт, слишком поздно. Я не могу заставить себя отпустить его из своих объятий. Не могу разомкнуть рук и тем самым снова оказаться без него. Мы стоим так, кажется, целую вечность, и от его прикосновений кожа покрывается мурашками. Я ненавижу прощаться. Пусть мы и встретимся через некоторое время, пусть потом я буду ликовать, но сейчас моё сердце хочет выпрыгнуть и уйти вместе с ним. Чувствую как парень отстраняемся от меня и мне просто приходится опустить руки. Я стараюсь не смотреть на него, стараюсь заколотить дверь в своём сердце, хотя бы на время, чтобы завтра дать показания по делу насильственной смерти моей сестры. Я должна сыграть свою роль просто безупречно, чтобы все вокруг поверили, что я понятия не имела об отцовских недоброжелателях. Нужно набраться сил и перетерпеть, ведь это означает то, что если у нас все получится, то через некоторое время мы будем далеко, там где сможем любить друг друга открыто и без опаски. Я желаю этого всем сердцем и душой.
Из моих мыслей меня выводит мягкое прикосновение полотенца. Я снова ухожу в себя, представляя наше с ним возможное будущее. Но сейчас поднимаю на Кейна взгляд и замираю, от того, какой же он все таки красивый. Мой рыжий лев. Моё солнце и звезды. Мой смысл жизни. Единственное, чего я хочу, это чтобы он был счастлив. Если будет счастлив он, значит буду счастлива и я. Он берет меня на руки, словно маленького ребёнка, и несёт в спальню. Я могу лишь уткнуться в его плечо и вдыхать запах его кожи, нежно касаясь его. Хочу чтобы эта ночь не кончалась, но светлеющее небо в окне, будто бы издевается, говоря, вот, остались считанные часы.
Он усаживает меня на кровать и принимается сушить мои волосы. Я снова готова расплакаться, только от счастья и безграничной нежности. В мою голову лезут плохие мысли, и я гоню их прочь, вот только одна никак не хочет покидать меня. Мысль о том, что он самый лучший мужчина и человек, и достоин большего, чем просто меня. Мне кажется, что без меня ему было бы намного легче и проще, не нужно было бы притворятся, беспокоиться о том, что нас могут поймать и каждый божий день бояться за жизни друг друга. Возможно, если бы я ушла из его жизни, то ему стало бы легче, и жизнь вернулась в привычное русло.
Вот только я не смогу отпустить его, пока он сам мне об этом не скажет. Я не брошу попыток отвоевать наше будущее, и тайком пробираться по ночным улицам, только чтобы почувствовать его прикосновение. Больше я не отступлю. Он принадлежит мне, и только мне, и я сделаю все, что от меня зависит, сыграю все отведённые роли так безупречно, что даже он поверит. А потом мы будем любить друг друга так как никогда не любили, долго и страстно. У нас на это вся жизнь, которую я планирую прожить только с ним одним.
Его слова словно осколки того зеркала, что я убрала в мусорный пакет, ранят не меньше чем стекло. Я знаю, что так нужно, но сердце рвётся наружу, к нему. Я остаюсь сидеть на месте, не произнеся ни слова. Если я заговорю, то не смогу остановится, и сейчас я благодарна ему за то, что он не касается меня, потому что я не смогу отпустить его. Я не замечаю того, как он уходит в соседнюю комнату и через минуту появляется полностью одетый. Сказать честно, без одежды он мне нравится больше. Мне нравится любоваться его мускулистым телом, нравится смотреть как солнце играет на его коже своими лучами, нравится прикасаться и изучать его, словно он сделан из стекла.
Подтягиваю простынь к подбородку и отвожу взгляд, я чувствую себя некомфортно, когда он полностью одет, и старается говорить так же холодно и безразлично, как исцелённый. Я знаю, что он любит меня, и что это все, даётся не легче чем мне. Но от этого только хуже. Смотрю ему в спину и хочу вскочить с кровати, подбежать, остановить и впиться в его губы жадным поцелуем, сказав, что никуда не отпущу. Но вместо этого я сижу и наблюдаю за тем, как любовь всей мой жизни уходит и закрывает за собой дверь. Моё сердце больше не бьется, оно умерло как только закрылась дверь и оживет только тогда, когда Джей вновь окажется рядом со мной.
Я утыкаюсь в подушку лицом и вдыхаю его запах, который остался после сна, и позволяю себе плакать, заглушая рыдания. Сколько ещё нам придётся пережить таких расставаний, чтобы наконец-то быть вместе?

+1


Вы здесь » DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE » Завершенные эпизоды » Мое сердце навсегда рядом с тобой, в шести футах под землёй.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC