Рейтинг форумов Forum-top.ru

11/08 Можно поздравить нас с новым дизайном. Надеемся он освежит форум и поднимет вам настроение!
0
0
ПОРТЛЕНД, МЭН // ВЕСНА, 2064
антиутопия // эпизоды // nc17
• • • • • • • •
Приветствуем вас на форуме, посвященном трилогии «делириум» лорен оливер. Здесь вы сможете заглянуть в недалекое будущее, окунуться в мир, в котором любовь признана опаснейшей болезнью. Пройдите процедуру исцеления - тогда вы навсегда позабудете о риске заражения; или же вступите в ряды сопротивления и объявите войну системе. Ваша судьба полностью в ваших руках. По крайней мере, на первый взгляд.
Кажется, мне никогда не надоест любоваться любимым человеком, чем бы он не был занят. Поднимает ли он коробки, занимается ли спортом, колет ли дрова, или просто, со скоростью света, поглощает пищу. Но особенное наслаждение я получаю, когда наблюдаю как он спит. Во сне он выглядит таким умиротворенным и счастливым, что на короткое мгновение мне кажется, что все так и есть. Что вокруг нет этого ужасного мира с кучей правил и запретов, нет регуляторов, которые стремятся избить тебя до полусмерти, нет АБД с их принципами и процедурой. Мне хочется, чтобы этого всего не было, чтобы мы могли любить открыто и без оглядки на кого-то.

DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE » Личные эпизоды » Благими намерениями дорога в ад вымощена


Благими намерениями дорога в ад вымощена

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Благими намерениями дорога в ад вымощена
• • • • • • • •
Некоторые вещи мы делаем на рефлексах. Наворачивая круги тихим вечером по парку у бухты Бэк, Роберт даже и не думал, что остаток дня проведет в здании АБД. Парень кинулся спасать тонущую девушку, не думая. Осознание пришло позже, когда врач скорой, вызванный зеваками, осмотрев девушку, спросил исцелен ли Роб… А, получив ответ, велел напарнику звонить в АБД.
Что хуже? Внеплановое исцеление или то, что родственники сожрут тебя живьем?

http://s6.uploads.ru/ybnhR.gif http://s1.uploads.ru/N27uD.gif

— Говорят, ваш брат — потрясающий мужчина.
— Да, иногда при виде него просто потрясает от страха…

• • • • • • • •

Время и место действия:
11 апреля 2064, здание АБД, Портлэнд

Участники:
Robert Adderly, Richard Adderly;

+3

2

   Время тянулось долго словно карамель. А в комнате даже взгляд не на чем было задержать. Все было такое… Офисное, что ли. «Это здание АБД, здесь все функционально, рационально, декор опционально и еще куча наречий заканчивающихся на «льно». Главное из которых - нормально. Все будет нормально. У меня все будет нормально».
   - Нормально, - тихо, вполголоса проговаривает подросток. Когда-то давно, готовясь к контрольной по философии…Ну как готовясь, начинал Роберт с школьной темы, а потом ушел блуждать по интернет-энциклопедии. О, велика сила прокрастинации! Так вот попал он на страничку о «котодама», суеверии в японской культуре. Так вот японцы верили, что слова обладают некой силой. И если вслух говорить о своих желаниях, то шансы, что они исполнятся, увеличиваются. А сейчас почему-то это глупое суеверие казалось таким важными, и вера в его действенность росла с каждой секундой. Ведь он вляпался по самые уши. «Одно из основных правил для граждан США: физический контакт между неисцеленными разных полов категорически запрещен. Тут я могу поставить жирный крест или резкую галку и подписать «выполнено». Ехууу! Мечта любого бунтаря, который настолько крут, что идет против системы бездушных роботов! А знаете что. Вот ни хрена это не весело и не круто. Это тупо и проблемно». Роб откидывается назад в кресле, устраивая голову на спинке и прикрывая глаза. Однако расслабиться не получается, мысли словно беспокойные букашки роятся в голове. Пока к нему не пришли следователи из АБД, ему нужно обдумать, что он расскажет, продумать какую-то стратегию ответов. Он-то, конечно, не виноват. Ведь он «физически контактировал» с неисцеленной не из праздного интереса, а по необходимости. Но если он облажается и неясно обрисует ситуацию, то его отправят на досрочное исцеление, как Ричарда. А это означает, что ему тоже сломают мозг. И он также поедет рассудком и станет козлом. А еще его судьба зависит и от той девчонки и ее слов. А судя по тому, что она решила искупаться в начале апреля в океанской водице, это уже как бы говорит, что у нее не все с головой в порядке. «Утопиться она, что ли, решила»? Эта мысль особенно выделяется среди прочих. И тут Роб резко выпрямляется в кресле. «Делирийная, она – делирийная. Поэтому они ее так долго мурыжат и еще не пришли ко мне. Я мог заразиться? Мог?». Зачем-то парень пялится на собственные ладони, словно делирия должна проявиться на коже в виде какой-нибудь сыпи и чешуи. Взгляд скользит по линиям на ладонях.
   - Мля, я уже просто схожу с ума.- Роб тяжело выдыхает и опускает голову в ладони. Он никогда не отличался особым терпением, и сейчас ожидание его бесило. Все его движения говорили о нервозности. Парень пробегает пальцами по волосам и встает из кресла, делая несколько шагов по комнате. « Они позвонили Пэйшенс или Малкольму? Я ведь еще несовершеннолетний». Еще несколько шагов. В комнате прохладно, а та пижама, что ему выдали взамен его промокших джинсов и толстовки, не особо грела. «Интересно, где сейчас Ричард? Надеюсь, не здесь».
   Чисто ради любопытства Роберт подошел к двери и потянул за ручку. На удивление дверь открылась, и парень, чуть приоткрыв ее, выглянул в коридор. В паре шагов дальше по коридору за столом сидел мужчина, с виду охранник. Когда мужик поднял взгляд на Роба, то тот натянуло улыбнулся.
  - Здрасьте, - пробормотал младший Аддерли и закрыл дверь. « Отлично, похоже я не арестован, а просто под присмотром. В теории можно сбежать. На практике можно сбежать недалеко. Интересно, это хорошо или плохо? Интересно, это из-за моей фамилии?»

Отредактировано Robert Adderly (2016-05-31 01:05:38)

+2

3

Когда Ричарду сообщили, что его брат задержан за близкий контакт с неисцеленным противоположного пола, он не поверил своим ушам. Да, Роб был раздолбаем, к учебе относился недостаточно тщательно и несколько раз даже перечил учителям, за что его вызывали к директору, а об инцидентах докладывали родителям. Но он никогда не был идиотом и не совершал трех главных ошибок: не попадался за нарушением комендантского часа, не приближался к неисцеленным девушкам и не критиковал систему. Ричард знал, - брат не забывал о своем статусе, и не позволял себе подставлять отца. Так что же на самом деле произошло? Рич намеревался выяснить все сам из первых уст.
В этот день он задержался на работе. Вообще-то дополнительной работы у него не было, но тонкий расчет подсказывал, - чтобы показать руководству, как усердно ты стараешься на благо организации, вкладывая все свои силы и время, а также моральные ресурсы, нужно уходить с работы немного попозже. Так, выключая свой ноутбук на час позднее обычного, Ричард и застал звонок рабочего телефона. Охрана знала, что он все еще здесь и поэтому его смогли тотчас же найти. Сбежав по ступеням в вестибюль, Рич покинул парадный вход и, обогнув здание, двинулся в соседний подъезд, где и находился его брат Роб, под неусыпным контролем охраны. Родители будут добираться сюда как минимум полчаса, максимум, - час. Ричард должен был не допустить, чтобы Роб наговорил лишнего в их отсутствие.
К счастью, он подоспел вовремя. Приближаясь к нужной двери, на которую ему указали, он увидел, что в ней секундой ранее скрылась макушка выглядывающего в коридор Роба. Схватившись за ручку, за которую все еще держалась рука брата с другой стороны, Ричард крутанул ее и толкнул дверь, входя в комнату, где и столкнулся нос к носу с младшим.
- Роберт, что случилось? – прошипел он, плотно затворяя за собой дверь. Казалось, он был обеспокоен. Но это было не так, - исцеленные не в состоянии беспокоиться. Просто Ричард был слегка раздражен, насколько это вообще возможно. Тем не менее, он все же приклеил на лицо улыбку и елейным голосом добавил: - Расскажи мне, что произошло? - Рич пристально вглядывался в лицо брата, видимо пытаясь отыскать симптомы делирии.

Отредактировано Richard Adderly (2016-06-08 14:25:33)

+3

4

   Тревожность и задумчивость влекут за собой невнимательность и плохую реакцию. Именно из-за этого Роберт пропускает тот момент, когда ручка двери поворачивается. Мозг подмечает движение, но тело среагировать не успевает. С той стороны кто-то резким и уверенным движением толкает дверь, и она принуждает все-еще держащегося за ручку подростка двигаться вместе с ней. «Воу!» Роб все же успевает отклониться так, чтобы не получить в лицо боковым ребром дверцы. Однако, прежде чем парень успевает как-то среагировать на ситуацию, из-за двери, словно Джек из коробки, появляется не кто иной, как его старший брат. И на лице у Ричарда была улыбка точь-в-точь, как у той самой пугающей игрушки из коробочки. Но вместо того, чтобы залиться жутковатым смехом, подобно кукле, Рич интересуется, каким образом его младший непутевый брат оказался под прицелом АБД.
   Роберт не выдерживает пристального ледяного взгляда голубых глаз брата. Именно по ним можно прочесть, что Ричард раздражен, ведь он не улыбается глазами, больше нет. Что-то изменилось в нем, и это что-то всегда заставляло Роба уходить в оборону при каждой встрече с братом. Помнится, едва только младший Аддерли только вступил в самый противный подростковый период, то слоган «День прожит зря, если ты не поогрызался в разговоре со старшим братом» стал доминировать в его жизни. И в настоящий момент Роб еще не далеко ушел от этой практики. Вот только попасться на контакте с неисцелённой девушкой - это вам не лягух из кабинета биологии выпустить или там украсить кабинет директора туалетной бумагой. За такое не отделаешься простым домашним арестом. Досрочное исцеление сына мэра определенно точно привлечет внимание общественности и прессы. А если еще всплывет история с досрочным исцелением Ричарда, тогда пойдут слухи о том, что чета Аддерли просто не в состоянии вырастить цивилизованных граждан, способных принести пользу обществу. «Я стану причиной того, что о Пэйшенс и Малкольме перестанут думать как об идеальных родителях. Ими перестанут восхищаться, Пэйшенс меня убьет на месте». Почему-то в голове всплыла история о том, как пару лет тому назад в парке нашли связанные удлинителем трупы двоих детей с проломленными черепами. Их исцеленную мать, конечно, нашли и посадили. Она их убила только по тому, что они слишком громко плакали и действовали ей на нервы. «Окей, это я уже перегнул палку. Не убьет, но может сделать мою жизнь крайне противной и жалкой. А этот-то тут что делает?» Роберт все никак не мог решить к добру ли присутствие Ричарда или только приведет к новым проблемам. Ведь, насколько знал Роб, его старший брат работал в несколько другой сфере АБД.
   - А ты че не дома? – недовольно бурчит Роберт в ответ на «заботу» брата. Он не мог себе представить, что Ричард искренне волнуется о нем, а не о репутации семьи. Парень чуть горбиться и по привычке пытается сунуть руки в карман толстовки. Однако Роб от волнения забыл, что этого элемента одежды на нем больше нет. Так что жест, призванный продемонстрировать «Видишь, все хорошо, я даже не волнуюсь» превратился в какое-то нелепое поглаживание живота.
   - Окей, окей. Это был чрезвычайный случай. Девчонка тонула, я вытащил ее, – объясняет младший Аддерли, разводя руки в стороны. – Не знал, что это создаст столько проблем. На ней же не написано, что она неисцеленная. Хотя это бы ничего не изменило. Я имею ввиду, не оставлять же ее помирать там, да?
   Роберт бросает на брата уже другой взгляд. Теперь в нем читается необходимость услышать «все будет хорошо». Давным-давно у любимой модели корабля Роба, что они с Ричардом вместе собрали, отломилась мачта. Казалось, вот он – конец света. Но старший брат пришел, потрепал его по голове и приклеил мачту обратно, заявив, что корабль – не корабль, если не побывал в настоящем шторме.
  «Ты можешь исправить все сейчас? Пожалуйста».

+3

5

Множество мыслей проносилось в голове Ричарда. Во-первых, он не хотел проблем. Все, что могло испортить имидж семьи, вставить палки в колеса политике отца или стать помехой для карьеры самого Ричарда, - должно было быть незамедлительно устранено. Во-вторых, лучшей частью своего блестящего исцеленного мозга Рич не хотел, чтобы Роб повторил его судьбу, - разумеется, лишь в том плане, что все должно было быть подготовлено и исполнено на высшем уровне. Останься у Ричарда чувства, он до сих пор жалел бы о том, что не слишком ответственно подошел к выбору даты своего исцеления. Это был совершенно обычный день, а мог бы быть день выборов в сенат или день принятия очередного ответственного закона. Сколько политических очков и веса в глазах других сенаторов это принесло бы ему тогда. У Роба все должно было быть по-другому - более продуманно, дипломатически выверено, чтобы укрепить их семью на вершине власти и подать их гражданам соответствующий пример. Единственной мелочью, впрочем, не стоящей особого внимания, был тот факт, что досрочное исцеление могло нанести непоправимый ущерб мозгу Роба, и последствия в этом случае были бы необратимы, - человек мог стать овощем, а затем его ждала бы неминуемая смерть. Зачем им в семье такая неприятная трагедия? Пришлось бы менять привычный уклад жизни и тратить свое время на уход за инвалидом, не способным принести пользу. В-третьих, Рич собирался использовать эту ситуацию, чтобы показать свою состоятельность в роли старшего брата, способного разрулить любую жизненную неурядицу. Пусть родители видят, что они могут всецело на него положиться, знают, что Ричард прикроет их слабые места, если будет нужно. Ну а потом, когда они будут писать завещание, то разумеется, они не забудут о том, кто их лучший сын.
От Рича не укрылся тот факт, что Роб отвел глаза, как только их взгляды встретились. Это могло означать только одно, - ему было что скрывать, и он скрывал. Ричард должен был докопаться до истины, игнорируя попытки брата сменить тему вопросами вроде «почему он еще не дома», можно подумать ему это было интересно. Ричу было сложно скрывать свое раздражение. Мямлянье Роба, его неуклюжее поглаживание живота, - все это было так нелепо. К тому же он еще и горбился, как будто не знал, что осанку надо держать с юности, иначе всю жизнь будешь никчемно сутулить плечи и втягивать голову. Неужели из Роба никогда не выйдет ничего путного? Но хоть его исцеление избавит нашу семью от возможного позора.
- Роберт, я своим ушам не верю, - Рич развел руками, говоря тише, чтобы их никто не услышал. – В эти глупые отговорки, что ты не знал, кто она на самом деле, никто не поверит. Тут же все ясно должно было быть с самого начала, - она заразная, потому что исцеленный человек никогда в жизни не попал бы в такую ситуацию. Подобные выходки свойственны лишь тем, кто подвержен симптомам Делирии, - все эти необдуманные поступки, взрывы эмоций, экспрессивность и абсолютная глупость, - это было настолько понятно, как божий день. Всем, но не его брату. – И раз все о ней можно было понять с берега, тебе стоило дать ей утонуть, всем стало бы проще, - закончил Ричард.
Жаль, что Роб не оказался дальновиднее. Иначе бы он не сидел здесь под надзором охранника, и не ждал бы разбирательства. Эта заразная девица наверняка заманивала его, а он как глупая рыбка, купился на этот весьма непримечательный крючок.
- Но что теперь об этом говорить, надо думать, как это исправить, - Рич подошел к брату и положил ладонь на его плечо, - вот что мы сделаем. Ты скажешь, что она набросилась на тебя и пыталась утопить, а ты чудом спасся. Она будет отрицать, но ее показаниям никто не поверит, ведь она сумасшедшая. Наш отец позаботится о том, чтобы ее упекли в Крипту, - заверил Ричард брата. – Только не теряй самообладания. Давай формальные ответы на их вопросы. И все будет нормально, - Рич отрепетированно улыбнулся. Это был безупречный план, он должен был сработать.

Отредактировано Richard Adderly (2016-06-08 19:28:26)

+2

6

   Как-там говорят? Чем выше взбираешься, тем больнее падать вниз? Кажется так. То же самое и с людьми. Ты идеализируешь их, надеешься на их помощь, мудрость и сострадание. Они не оправдывают этого, оказываются не такими, какими ты их представлял. И в итоге больно именно тебе, а они уходят, словно и не произошло ничего. Вот и сейчас, всматриваясь в лицо Ричарда, Роб не видел старшего брата. На красивом лице Рича не отображалось ничего из того, чего желал его младший брат. Зато очень явно читалось другое. Разочарование. Казалось бы, пора уже привыкнуть к этому за столько лет-то. Да, он не особо нужен собственной семье. Да, они считают его провалом всего рода Аддерли. Роб почти с этим смирился. Но все же каждый раз, когда Ричард смотрел на него словно Малкольм, младший Аддерли ощущал как удар. Это выбивало из колеи, заставляло сжимать в ярости кулаки, но молчать…
  Вот и сейчас Роберт молча слушал слова брата, лишь мысленно отвечая ему. «Но я ее действительно не видел раньше! Черт, да я даже сейчас ее внешность не опишу! Все было слишком быстро. Почему мне не поверят? Это же правда».
  - …о ней можно было понять с берега, тебе стоило дать ей утонуть, всем стало бы проще, - все продолжал Ричард.
   Роб поднял ошарашенный взгляд на брата. Сначала ему кажется, что он ослышался. Рич не мог сказать такое. Разве можно так о другом человеке? Но брат все продолжал и продолжал говорить. Однако все эти слова не доходили до Роберта, превращаясь в статические шумы. Парень смотрел на своего кумира детства, чувствуя его уверенность и силу. Ричард не бросался словами. Каждая его фраза означала именно то, что он говорил. Брат предлагал  простое решение. Жестокое, но все же решение. Он предлагает солгать и отправить эту бедную девушку в Крипту. Она будет не просто больна делирией, но и еще и преступницей, покусившейся на другую жизнь. На его жизнь. Она никогда не выйдет из этого жуткого места. В начальной школе Роб был на экскурсии в главной тюрьме Портленда. Пару дней после визита туда ему снились кошмары.
   – Только не теряй самообладания. Давай формальные ответы на их вопросы. И все будет нормально, – уверяет его брат. Его улыбка такая же яркая и пустая, как электрическая лампочка. Ричард, его брат, его товарищ по играм, полный жизни и веселья, и этот суровый и жестокий человек просто не могли быть одним человеком. Все происходящее казалось какой-то дичью, кошмарным сном. Но Роберт ощущал холодный воздух комнаты, чувствовал руку брата на плече. Наступил момент, когда весь этот бред перестал давать дышать потому, что при каждом вдохе все внутри жгло при одной только мысли о том, что Рич действительно предлагает так поступить.
  - Крипта? Серьезно, Рич? Ты предлагаешь соврать и отправить ее в тюрьму, только потому, что она больна? – Роб брезгливо скидывает руку Ричарда, словно это какая-то змея. – Ей, блин, не Крипта нужна, а помощь! Понимаешь? Исцеление или что-то типо того.
   Младший Аддерли впился рассерженным взглядом в брата. Внутри клокотало самое настоящее варево из чувств: ненависть, презрение, ужас и детская обида, вызванная жуткой тоской по «настоящему» брату.
   - Жизнь не обрывается делирией! Ее можно вылечить, вернуть бедняжку к обществу, – Роб срывается на крик. - Ты из всех людей должен это понимать!
   Роберту было плевать, пересек он черту или нет.С человеческой жизнью нельзя так. Нет у них права решать за нее.

Отредактировано Robert Adderly (2016-06-15 22:37:20)

+1

7

Черт, неужели уже поздно? Увидев выражение, написанное на лице Роба, его округлившиеся от удивления или даже ужаса глаза, сведенные к переносице брови, Рич одернул себя, напоминая, что ему нужно было действовать аккуратнее. Торопясь изложить свой безупречный план Ричард не учел одну маленькую деталь, - его брат все еще не был исцеленным и его разум застилали усложняющие жизнь любого зрелого современного человека чувства. Да, если бы он уже был избавлен от этого груза, такого с ним вообще бы не произошло. А теперь он был в опасности. Его арестовали не просто так, и это не пустая формальность и всего лишь реакция на пункт в законе, как он, наверняка, думает. После того выбора, который он сделал, он действительно находился в зоне риска. Смог бы он сейчас с полной уверенностью сказать, что не думает об этой спасенной им девушке? О том, как она себя чувствует? О том, какие причины заставили ее прыгнуть в реку? Нет! И более того, он уже требовал для нее помощи и проявлял о ней заботу. А значит, у него уже возникла к ней симпатия или какая-то другая бессознательная связь, провоцирующая делирию. Он прикасался к ней, нес ее на руках из воды, согревал ее теплом своего тела, - все это могло запустить цепочку процессов, вызывающих болезнь. Сейчас главной задачей Роберта было – доказать регуляторам, что ему все равно, но как он сможет это сделать, когда на лице у него написано совершенно обратное? А тон его голоса, которым он выкрикивал свои претензии, так вообще сдавал его с потрохами. Своим предложением помощи Ричард добился совершенно обратного. И нужно было срочно предпринимать решительные действия, чтобы исправить ситуацию. Однако слова брата о том, что «жизнь не обрывается делирией» и «Рич был одним из тех, кто должен был это понимать», действительно зацепили его. Роб напомнил ему о его промахе, возможно желая показать, что никто не безупречен.
- Да, ты прав, - изобразив обиду и растерянность, ответил Ричард, - я совершал ошибки и смог оставить их позади, двигаясь дальше, благодаря успешному исцелению. Каждый имеет право на этот шанс, - тихим голосом произнес Ричард, задавая новую, спокойную и доверительную тональность их беседе. – Просто я испугался за тебя, я не хочу, чтобы с тобой случилась беда. Посмотри на себя, Роб. Ты взволнован, ты ходишь по комнате из угла в угол, твои руки дрожат, лицо пылает. Кого увидят регуляторы, войдя сюда? Человека, чье немотивированное тревожное состояние указывает на небезызвестные симптомы болезни. Они не поверят тебе, и именно поэтому нам нужна легенда, - Ричард намеренно употребил слово «нам», чтобы показать брату, что он на его стороне. Впрочем, ведь на самом деле так оно и было. – Не повторяй моих ошибок. Используй мою версию произошедшего и обезопась себя. Девушку и так наверняка исцелят раньше времени в любом из вариантов, а вот ты еще можешь этого избежать. А я сам обращусь к отцу и посодействую, чтобы о девушке позаботились, - пообещал Ричард, - но ты будешь мне должен, - улыбнувшись, Рич шутливо поддел брата, завершая свою убедительную речь одной из их старых привычных подколок. Только раньше он еще непременно взлохмачивал непослушную шевелюру брата, а сейчас не сделал этого. Просто его руки забыли этот жест, а Ричард не хотел показаться неловким.

+1

8

- Да, ты прав, - тихий голос Ричарда звучит контрастно недавним выкрикам Роба. Первый наследник Аддерли признал свою ошибку и тут же логично объяснил причину своих выводов и предложений. При этом парень полностью сохранял спокойствие. Попытка Роберта задеть брата, подчеркнув, что он не такой уж и идеальный, что за модной прической и костюмом с иголочки тоже есть человек, способный совершать ошибки, оказалась безрезультатной. Рич сменил пластинку, не моргнув и глазом. Словно это не он только что предлагал отправить бедняжку в Крипту, это Роберту все привиделось. А вот сам Роб сейчас выглядел полнейшим дураком. «Хотя послушать Рича, так я еще и делирийный дурак». И это все жутко бесило. «Посмотри на себя». Младший Аддерли ловит свое отражение в мутном стекле настенной лампы. Там трудно что-либо увидеть. Но по ощущениям… По ощущениям все точь-в-точь как в тот день, когда он впервые серьёзно подрался в школе. Внутри клубились эмоции, разные эмоции, в чем-то пугающие, в чем-то привлекательные. Они способствовали тому, что спокойствие старшего брата вызывало еще большее раздражение. Эта его непоколебимость, внезапная забота. Роб буквально чувствовал, как злость расцветает в его сердце, пускает свои длинные корни в его теле, захватывает каждую клетку. «Так чтобы привлечь твое внимание нужно это? Мне нужно стоять на краю делирии, чтобы ты вспомнил, что у тебя есть брат?». Голос Ричарда превращается в неразличимое «бубубубу», а Роб четко представляет, как его правый кулак врезается в идеальную скулу брата. «Это будет просто замечательно. Лживый, самоуверенный жестокий су…».
   - Но ты будешь мне должен.
   Слова из прошлого. Из времен, когда старший брат прикрывал его косяки. Слопал торт, который повар испек для гостей Пейшенс? Ничего, все разрулим. Но ты будешь мне должен. В голове словно переключатель щёлкнул. Вся ярость куда-то испарилась, утекла, сгинула.
   - Да, я все понял. Мне нужно взять себя в руки. Извини, Рич, я не хотел напоминать, – парнишка проводит ладонями по лицу.- Просто моя жизнь. Настоящая жизнь вот-вот начнется. И я не хочу тащить за собой хвост чужих сломанных судеб и прочего дерьма. Мы можем придумать что-то еще? У тебя вообще есть какая-нибудь инфа о девушке? Кто она?
   Младший Аддерли неловко потирает шею. Парень принял истину брата и пришел к выводу, что девушку, скорее всего, все равно отправят на исцеление. Он не знал, почему она оказалась сегодня у этого обрыва, почему спрыгнула. Но так ей, наверно, будет лучше. Что бы там не путало ей мысли, оно пропадет вместе с лишней и опасной эмоцией. Так что можно начать заботиться о себе. Но дополнительно вредить он ей не будет. Не нужно это ему. Он хоть и сам за себя, но вот по головам идти не готов. А может пока не готов.
  - Слушай, а если мы им скажем, что я заметил ее у обрыва, заметил признаки делирии. Но сообщить не мог, так как не хотел ее оставлять одну из опасений, что она навредит себе или другим. Пытался убрать ее с обрыва силой, и в итоге мы вместе упали вниз. А парамедикам я ничего не рассказал, потому что был в шоке. Я ведь боюсь высоты, а тут упал.
   Рассказ о страхе высоты был полнейшей ложью. Но ведь кроме семьи об этом никто и не знает. Это Ричарад – известный сын. Роб же предпочитал оставаться за кадром.

+1


Вы здесь » DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE » Личные эпизоды » Благими намерениями дорога в ад вымощена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC