Рейтинг форумов Forum-top.ru

11/08 Можно поздравить нас с новым дизайном. Надеемся он освежит форум и поднимет вам настроение!
0
0
ПОРТЛЕНД, МЭН // ВЕСНА, 2064
антиутопия // эпизоды // nc17
• • • • • • • •
Приветствуем вас на форуме, посвященном трилогии «делириум» лорен оливер. Здесь вы сможете заглянуть в недалекое будущее, окунуться в мир, в котором любовь признана опаснейшей болезнью. Пройдите процедуру исцеления - тогда вы навсегда позабудете о риске заражения; или же вступите в ряды сопротивления и объявите войну системе. Ваша судьба полностью в ваших руках. По крайней мере, на первый взгляд.
Кажется, мне никогда не надоест любоваться любимым человеком, чем бы он не был занят. Поднимает ли он коробки, занимается ли спортом, колет ли дрова, или просто, со скоростью света, поглощает пищу. Но особенное наслаждение я получаю, когда наблюдаю как он спит. Во сне он выглядит таким умиротворенным и счастливым, что на короткое мгновение мне кажется, что все так и есть. Что вокруг нет этого ужасного мира с кучей правил и запретов, нет регуляторов, которые стремятся избить тебя до полусмерти, нет АБД с их принципами и процедурой. Мне хочется, чтобы этого всего не было, чтобы мы могли любить открыто и без оглядки на кого-то.

DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE » Завершенные эпизоды » Take a look at my girlfriend


Take a look at my girlfriend

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[ava]http://funkyimg.com/i/2d19t.png[/ava]
Take a look at my girlfriend
• • • • • • • •
Матерям редко нравятся девушки, которых их сыновья приводят домой. А уж порывшись в их грязном белье, ни одна из них не упустит возможности наконец подкрепить свою неприязнь доказательствами, в красках описав своему чаду все ужасы, что им удалось разузнать. И хотя есть еще на Земле те, кто сделает это из любви и заботы к своим сыновьям, у Пэйшенс Аддерли совсем иные мотивы.
http://funkyimg.com/i/2c2o4.gif http://funkyimg.com/i/2c2o5.gif
Take a look at my girlfriend, she's the only one I've got
• • • • • • • •

Время и место действия:
особняк Ричарда, 18 апреля 2064

Участники:
Patience Adderly, Richard Adderly

+1

2

[ava]http://funkyimg.com/i/2d19t.png[/ava]
Миссис Аддерли нетерпеливо постукивала аккуратными пальчиками по подлокотнику просторного автомобиля. Она была одной из немногих, кто мог позволить себе кататься на нем всюду, не испытывая потребности экономить бензин. Это лишь лишний раз подчеркивало ее положение, но к сожалению уже давно перестало приносить былое удовлетворение. Все со временем приедается. Теперь, чтобы прочувствовать свое положение, свое богатство ей приходилось искать другие пути, продумывая все новые и новые варианты.
Однако сейчас ее мысли были заняты совсем другим. Дорога тихо шелестела под колесами вишневого седана, и женщина приоткрыла окно, спасаясь от духоты. Погода была ясная и непривычно теплая для апреля, и хотя ее наряд идеально подходил под неожиданное потепление, спертый воздух в машине доставлял какой-то удушающий дискомфорт. Подняв глаза, Пэйшенс выглянула в приоткрытое окно. Они уже совсем близко. Еще пара минут, и она наконец сможет выпустиь свои мысли на свободу и перестанет мучиться от переполняющего ее негодования.
Машина остановилась и раздался тихий, спокойный голос водителя, прервавший ее размышления. - Приехали, миссис Аддерли. - произнес он. Собственно, эта фраза была одной из немногих, что ей доводилось слышать от него. Она, как и остальные, была словно записана на пленку, и всегда звучала абсолютно одинаково. Хотя сказать, что Пэти это особо волновало, было бы неправильно. Он соблюдал суббординацию - разве можно было найти прислугу лучше?
Джеймс (так оригинально звали водителя) услужливо открыл заднюю дверцу и протянул ладонь вперед, помогая первой леди выбраться из машины, после чего неспешно закрыл за ее и остался стоять у машины, скрестив руки за спиной.
Пэт же зашагала вперед, стуча тонкими каблучками по каменной аллее, ведущей к входной двери. Остановившись, она на секунда замерла. Ее губы расплылись в приветливой улыбке, а рука потянулась к волосам, проверяя, не испортило ли что-то ее безупречной прически. Убедившись, что все в порядке, она потянулась к звонку, дважды нажав на него. Раздались 2 громких сигнала, которые были слышны и на улице, но к двери никто не подходил. Немного подождав, Пейшенс уже было подняла руку, чтобы позвонить вновь, но тут дверь отворилась. Нерасторопная служанка одарила ее учтивной улыбкой, и Пэти шагнула вперед, проходя внутрь дома. Остановившись, она повернулась к прислуге. Женщина была ниже ее, что лишь усилило эффект от сказанного Пэт. Ее улыбка была так же ослепительна, а голос спокоен и ласков, и лишь смысл, что она вложила в свои слова, выдавал ту поучительную надменность, которой они были пропитаны. - Нужно двигаться быстрее, моя дорогая. Или тебя этому не научили? -
Развернувшись, женщина прошествовала вперед. Она знала этот дом как свои 5 пальцев, а потому в сопровождении не нуждалась. Как только она отвернулась, притворная улыбка сползла с ее лица, и она не смогла сдержать желания закатить глаза. Удаляясь, она добавила: - Передай Ричарду, что я жду его в гостинной, и подай нам чай с медом и лимонным пирогом. - Теперь ее голос не звучал ни сладко, ни ласково. Он стал равнодушным и надменным, а тон сменился на приказной.
Очутившись в гостинной, Пэйшенс опустилась на кресло и разгладила юбку. Свою сумку она поставила на пол рядом с собой, ногу закинула на ногу и откинулась на спинку кресла. Сейчас она была совершенно одна, а значил везти себя как леди не было нужны. Она уставилась на стену, разглядывая висящую на ней картину в ожидании сына.

+3

3

На вечер пятницы у Ричарда как всегда были свои планы. Поэтому придя с работы пораньше, он принял душ, побрился и идеально уложил волосы. Он как раз был занят выбором цвета рубашки, когда в дверь постучали. Прислуга сообщила, что в гостиной сидит миссис Малкольм Аддерли. Это было неожиданно. Обычно мама не меняла своих привычек, предпочитая в этот день отдых в гольф клубе или другие светские мероприятия в компании подруг. Так что о том, какой у нее был повод прийти сюда сегодня, можно было только догадываться. А, следовательно, стоило немедленно это узнать. А также было необходимо перенести запланированную встречу.
Выбрав бледно-розовое поло, и сделав один короткий звонок, дабы не заставлять ждать свою гостью долго ждать, Ричард, на ходу застегивая ремешок дорогих часов на левой руке, сбежал в низ по ступенькам, пересек холл и, толкнув массивные двери, вошел в гостиную.
- Мама, - легко лавируя между диваном и журнальным столиком, Ричард приблизился к матери, принимая опустившиеся в его ладонь безупречно ухоженные и украшенные кольцами пальцы и поднося их к губам. Ричард считал своим долгом проявлять показную нежность по отношению к той, кто его родила, по обыкновению, при встрече целуя ей руку, или обнимая ее и расцеловывая в обе щеки. Так в его представлении должен был вести себя образцовый сын. А еще он всегда говорил комплименты. Того требовал этикет. – Великолепно выглядишь. Новые туфли? - стандартная широкая улыбка озарила красивое лицо Ричарда. Присев рядом с ней на диван, он внимательно проследил за тем, как служанка, только что подошедшая с подносом, расставляла приборы на столике. Для ароматного лимонного пирога нашлось место в центре. Теперь паузу в разговоре заглушал только тихий звон посуды и звук льющегося в чашки чая с медом. А вскоре и стихли шаги служанки, скрывшейся на кухне.
- Так что же заставило тебя навестить меня сегодня, мама? – наконец, нарушив молчание, поинтересовался Ричард, поднимая дымящуюся чашку и перекидывая ногу на ногу, удобно устраиваясь между мягких диванных подушек.

+1

4

[ava]http://funkyimg.com/i/2d19t.png[/ava]
Миссис Аддерли расплылась в широкой улыбке, охотно протягивая сыну руку еще до того, как он успел подойти к ней. Ее искусный взгляд бегло скользнул по его телу, оценивающе рассматривая его внешний вид. Довольная увиденным и уверенная, что при выходе из дома он не опорочит ее светлое имя и безупречную репутацию, Пэйшенс подняла глаза как раз в тот момент, когда Ричард взял ее руку в свои ладони, поднося ее к губам. Ричард вел себя галантно, как подобало настоящему джентльмену, и Пэт мысленно похвалила себя за проделанную работу. Слава богу, что он успешно прошел лечение, и стал наконец тем сыном, которого не стыдно было показать людям. Осталось дождаться, когда и его брат наконец пройдет процедуру излечения, и ее смело можно будет назвать самой счастливой матерью на свете. Вот только счастья она не ощутит. Его заменит чувство выполненного долга, дополняемое бесконечной гордостью. Чтож, это даже к лучшему. Счастье - крайне переменчивая эмоция, заставляющая людей совершать глупости. Она же сможет благополучно миновать их, насладившись спокойной, рациональной гордостью.
Эти мысли немного отвлекли ее, завлекая за собой в пучину раздумий, но Ричард обратил на себя внимание, заставив ее вернуться к реальности. - Ах да..- произнесла женщина, подаваясь вперед, обхватывая тонкими пальчиками изящную ручку фарфоровой чашечки. Оперевшись локотком на подлокотник, сделав небольшой глоток ароматного, горячего чая, Пэт взглянула на сына. Добродушная улыбка на ее лице сменилась выражением серьезным и поучительным, намекая на не шуточность ее намерений.
- Ты должен как можно быстрее поговорить со своей невестой, Ричард. Ее поведение абсолютно недопустимо! - Ее голос постепенно менялся, наполняясь раздражением и неким недоумением. - По городу уже идут слухи. Мы с твоим отцом не для того так старались поднять тебя как можно выше, чтобы какая-то девчонка столкнула тебя оттуда своим неподобающим поведением. В конце концов, она должна понимать, что она - не невеста какого-то там строителя или продавца в бакалейном отделе. Теперь ее жизнь всегда будет на виду, и пора бы уже начать вести себя, как подобает будущей первой леди Портленда. - Пэйшенс раздражала необходимость объяснять такие элементарные вещи, да еще и Ричарду,  которого она считала крайне развитым  молодым мужчиной. Замолчав, она нетерпеливо уставилась на сына в ожидании его ответа, который, как ей казалось, совершенно очевидно должен был совпадать с ее мнением.

+1

5

Развалившись в кресле в непринужденно-вальяжной позе, Ричард ждал. Он знал, его мать никогда не поменяла бы своих обычных планов без причины. А такая искусно нанесенная на лицо светская улыбка, от которой, должно быть, сводило зубы, всегда появлялась на ее лице, когда она собиралась кого-то раздавить. Когда она подалась вперед, наклонившись к столику, чтобы пригубить чашечку сладкого чая, Ричард понял, - сейчас у него осталось лишь несколько секунд до взрыва. Он слишком хорошо читал свою мать. Ее отточенные до идеала движения порой повторялись с отработанным автоматизмом, но это могли видеть только те, кто с детства впитывал ее манеры, мимику и жесты.
Он не ошибся. Едва Пэйшенс сделала первый глоток, ее лицо исказила маска напускной строгости. И Ричарду стало даже интересно, кто на этот раз покусился на устоявшийся идеальный порядок, что царил вокруг миссис Малкольм Аддерли, - в ее привычках, окружении, и жизни в целом. Ах, ну разумеется, речь шла о его невесте. Почему-то Клэрибэл всегда была словно костью в горле у Пэйшенс. Она никогда не могла претендовать на роль образцовой невестки. Клэри носила распущенные волосы, когда нужно было подобрать их заколкой на затылке, была вежливой, когда нужно было показать больше гордости с легкой ноткой высокомерия, она не стремилась поддерживать разговоры о политике, не подумав затрагивая негласно запрещенные темы о жизни бедняков Портленда (как будто до них кому-то было дело). Но Ричард не беспокоился. Он считал, что Клэри была просто еще молода. Предыдущая его жена, Мэйбл, была более зрелой, и умела прекрасно выходить в свет. Ну… пока не тронулась умом. Но и у Клэри все впереди, она обязательно научится. Она идеально ему подходит. Красивая, юная. Ричарду нравилась ее розовая бархатная кожа, светлые, слегка вьющиеся волосы, длинные стройные ноги, - платья сидели на ней превосходно. Ну а еще, ему очень импонировало, что она была младше него на порядок лет. Всем известно, что женщины стареют раньше и быстрее мужчин, так что в будущем он еще долго сможет хвастать красивой молодой женой, тогда как жены его сверстников уже обзаведутся двойными подбородками и кругами под глазами. Так что Ричард хотел Клэрибэл, - ну, то есть, хотел, чтобы она была в его жизни. Она принадлежит ему, и точка.
- Хммм… - протянул Ричард, потирая подбородок указательным и большим пальцами, словно проверяя, гладко ли он выбрит. – Мама, - Ричард оставил чашку и, придвинувшись к матери, взял руки Пэйшенс в свои. Он смотрел на ее лицо, гладкое, практически без единой морщины. Пэт никогда не хмурилась, не морщила лоб, откуда им было взяться? – Разумеется ты права. Порочащее мою репутацию поведение моей невесты необходимо искоренять, - Рич продемонстрировал жеманную улыбку. - Расскажи же мне, что же такого натворила Клэрибэл. Я должен знать все.

Отредактировано Richard Adderly (2016-06-09 21:52:11)

+1

6

[ava]http://funkyimg.com/i/2d19t.png[/ava]
Услышав веждивый, почти в точности копировавший ее мысли ответ сына, Пэйшенс успокоилась. Ей не придется спорить с ним, доказывая, что его суженая выставляет его, а вместе с ним и всю их семью в дурном свете - он понимает это сам. Какое счастье. Хотя она, конечно, не могла испытывать такого сильного чувства. По этому для нее счастьем стало наступившее облегчение, означавшее, что впереди ее ждет не скандал, а вполне себе спокойный разговор двух взрослых, разумных, исцеленных от дурных мыслей людей.
То же чувство она испытала, когда впервые увидела Ричарда после процедуры. В его глазах больше не было этого пугающего, озорного блеска, который сподвиг его на поступки, за последствия которых ей в итоге приходилось отвечать. Пропала и постоянная нервозность, ёрничество и желание без остановки пререкаться с родителями, будто глупее их по этой земле еще никто не ходил. В тот день ее жизнь изменилась. Она наконец обрела сына, которого не стыдно было показать людям, сына, которого действительно хотела.
Миссис Аддерли считала себя хорошей матерью. Не потому, что сюсюкалась с детьми, рассказывая им сказки на ночь, и не потому, что крепко обнимала их, целуя в лоб перед сном. Все это было формальностью, нормой поведения, принятой в их почти идеальном мире, характеризующей материнские способности каждой женщины. Она же дала им куда больше. Она дала им прекрасный дом, положение в обществе, которое гарантированно обеспечивало им светлое, безбедное существование, и место в правлении, которое они рано или поздно должны были занять. Мало кто мог дать детям все, о чем они только могли мечтать. Но она смогла. И она продолжит делать все, чтобы сохранить так бережно созданный ею мир, не позволив глупым детским шалостям, движимым пока еще не исцеленным мозгом, разрушить его.
Чуть развернувшись в сторону Ричарда, позволяя ему держать ее руки в своих ладонях, Пэт вновь заговорила.
- Мои источники доложили, что твою ненаглядную Клэрибэл видели в коридоре ее школы. Обжимающуюся с каким-то парнем! Ты представляешь? Что, если она заразится? Ты вновь будешь вынужден искать себе новую жену! И это поставит огромное жирное пятно на нашей репутации, которое мы еще долго не сможем отмыть! - Голос Пэти постепенно становился выше и звонче, наполняясь негодованием и возмущением. - Могут пойти слухи, что ты просто не в состонии удержать своих женщин в узде. А ведь ты - будущий мэр! Ты не можешь позволить себе такую роскошь. Твоя репутация должны быть безупречна. - Произнеся это, Пэт чуть подалась вперед, касаясь ладошкой гладковыбритой щеки сына. Глядя ему в глаза, она улыбнулась ласковой, почти нежной улыбкой. Сейчас, когда он наконец стал вести себя, как достойный наследник, ее сердце оттаяло по отношению к нему. Она гордилась им, искренне радовалась его успехам, как своим собственным, и действительно желала ему добра. Сейчас она действительно чувствовала себя его матерью не только потому, что была вынуждена замаливать его грехи, но и потому, что могла с гордостью назвать его своим сыном. Глядя в его голубые глаза, она чуть склонила голову на бок. Он был очень симпатичным молодым мужчиной - таким все дается легче остальных. А уж в его положении и подавно. Он обладает всем необходимым для достижения поставленной перед ним задачи. И она пойдет на все, чтобы ни одна блондинка, брюнетка, рыжая или лысая не помешала ему в достижении этой цели.

+2

7

Ричард был весь во внимании. Он умело демонстрировал заинтересованность и некоторое беспокойство. И даже для пущего эффекта сдвинул брови к переносице. Рич не сомневался, - его мать действительно тревожится о репутации их семьи, и в особенности об имидже своего первенца. Но ему все же не приходило в голову, что же такого могла совершить Клэрибэл, что это так сильно задело Пэйшенс? Впрочем, по мере того, как из уст матери в уши Ричарда лилась сплошным потоком информация, в его мозгу вырисовывалась некая картина. Клэрибэл позволила себе обнять, пусть и исцеленного, человека противоположного пола прямо в общественном месте? Да нет, она бы не отважилась на такое. Она помнит, кто она и с кем помолвлена. Ричарду было сложно поверить в эти сплетни. Уверена ли Пэт в надежности своих источников? Клэрибэл нравилась ему, она была его любимой игрушкой. Да и разве мог Ричард отказаться от той, что удовлетворяла его во всех отношениях? Этого маме не объяснишь. Но что-то можно было придумать.
Ричард участливо сжал пальцы Пэйшенс в своих, стараясь успокоить свою мать и, как и прежде, дать ей понять, что она всецело и безоговорочно права. За одним маленьким исключением, - Пэт все еще видела в Ричарде своего маленького мальчика, но он был уже зрелым мужчиной. И к счастью, он прекрасно умел держать себя с обоими своими женщинами. Не будь он на сто процентов уверен, что его мать исцеленная, он бы даже на мгновение позволил себе усомниться в том, что процедура подействовала на нее правильно, - так высока была тональность ее голоса и демонстрируемое ею возмущение. Но ее актерская игра была как всегда безупречна и давала понять, что мама не шутит. – Я уверен, моя репутация останется таковой, пока за мной находится такая надежная стена, как ты, моя дорогая мама, - бархатным голосом заверил Ричард, всматриваясь проникновенным взглядом в густо накрашенные глаза родительницы. Его спичрайтеры и имеджмейкеры хорошо поработали над его обликом, не один час заставляя его репетировать это выражение лица, - вежливая заинтересованность, видимость искреннего вовлечения в проблемы других, толика сочувствия и понимания. Этакий успокоительный бальзам, усмиряющий недовольства всех нуждающихся и раненных. Эта участливая маска так крепко прилипла к нему, что ему более не составляло труда изобразить ее в любой момент времени.
- Ты как всегда дальновидна, мама. Подобное поведение Клэрибэл совершенно недопустимо. Более того, - оно порочит имя нашей семьи и бросает тень на наш с ней союз. И я всенепременно разберусь с демонстрируемым ею дурновкусием и ошибками в ее поведении. Но на своих условиях, - тонко улыбнувшись, Ричард откинулся на спинку кресла, излагая свой план матери: - Видишь ли, мама, путь, что ты предлагаешь мне, имеет свою прелесть, но не обходится и без ряда недостатков. Люди наверняка станут задаваться вопросом, как я собираюсь занять кресло мэра после папы, если не могу совладать с капризами собственной невесты? Разорви я помолвку, все жители города будут шептаться, что, во-первых, я оказался недальновиден, раз сразу не рассмотрел изъяны в будущей жене, а, во-вторых, это подольет воды на мельницы наших конкурентов и усилит их позиции в дальнейшей политической борьбе. Я уверен, ты помнишь главный постулат из курса экономики и управления, - если судьба дает тебе лимон, сделай из него лимонад. Сделай - а не выброси гнилой лимон в корзину, потеряв возможную выгоду. Ложка сахара, немного воды, пара хороших ножей и давление перегонного куба, - и кислющий незрелый плод вполне сможет стать украшением ланча на твоей прекрасной летней веранде, - хохотнув над собственным сравнением, Ричард поправил и без того идеально лежащие рукава накрахмаленной рубашки, уверяя, что он держит под контролем все, вплоть до мелочей.
- Малышка Клэрибэл еще слишком юна - а юности свойственно совершать много необдуманных и незрелых поступков. Но под моим началом и руководством, я убежден, этот необработанный алмаз засверкает тысячей граней. Я умею быть весьма... убедительным, дорогая мама. Пусть она будет моим летним проектом - дай мне пару месяцев, и, обещаю, ты не узнаешь свою будущую невестку, - закончил Ричард, сахарно улыбнувшись.

+2

8

[ava]http://funkyimg.com/i/2d19t.png[/ava]
С одной стороны, Пэйшенс восхищало поведение сына. Он был так похож на своего отца, унаследовав и изучив все самые сильные его стороны. Сдержанный и учтивый, но в то же время властный и настойчивый, он с невозмутимым видом и сладкой улыбкой околдовывал слушателей, окуная их в блестящий кокон своих обещаний, незаметно внушая им свою правоту. Он был абсолютно готов.  Готов к тому, чтобы поддерживать имидж своей семьи, чтобы гордо нести их имя сквозь года и однажды занять место своего отца, еще надолго закрепив пост мэра за их семьей. Он мог обмануть любого, заставив безоговорочно подчиняться ему. Любого, но не ее.
И именно тут открывалась другая сторона медали. Ее возмущало и даже по какой-то причине оскорбляло подобное поведение а ее адрес. Не в силах больше смотреть на эту приторную, будто пластиковую улыбку, Пэти опустила глаза и протянула изящную ручку к серебряной десертной ложечке, лежащей на блюдце возле куска лимонного пирога. Отломив маленький кусочек, она медленно отправила его в рот и снова на секунду взглянула на сына. Он продолжал говорить, вальяжно раскинувшись в кресле. Было совершенно очевидно, что он считает себя и свои рассуждения абсолютно правильными, и не допускает и мысли, что что-то может произойти иначе. Пэт вновь опустила глаза, изящно ковыряясь ложкой в тарелке, медленно пережевывая приторно сладкий, как улыбка Рича, пирог.
Наконец монолог самоуверенного мальца закончился, но миссис Аддерли не спешила отвечать. Она с тихим звоном опустила ложечку на тарелку, сделала глоток немного остывшего чая, который больше не обжигал губы, а лишь приятно утолял жажду, поставила чашку на стол и тоже откинулась на спинку своего кресла, сложив руки на колене. Ее лицо больше не выражало ни притворного участия, ни любезного радушия. Она выглядела холодной и серьезной, и тон ее голоса полностью соответствовал этому виду.
- А ты молодец, сынок. Люди определенно однажды пойдут за тобой. Если конечно до того времени ты сможешь сохранить свою репутацию. -  Взгляд Пэйшенс, пронзительный, почти жестокий, был устремления прямо на сына. Она немного помолчала и продолжила. - Однако не стоит играть со мной в эти игры. Я слишком долго живу с твоим отцом, чтобы поддаваться на такие слабые внушения. Ты прекрасно знаешь, на что я способна, Ричард. Будь уверен, если с этой проблемой не сможешь разобраться ты, с ней разберусь я. Мой приход сюда - лишь жест доброй воли, нацеленный на то, чтобы позволить тебе оставить игрушку, которая тебе так нравится. Но я не позволю тебе погубить нашу семью из-за любимой куклы. -
Резко подавшись вперед, женщина поднялась с кресла и привычным движением разгладила подол своего платья, после чего сложила руки на груди. - Я даю тебе месяц, чтобы все исправить. Мне нужен результат, а способы его достижения меня не интересуют. -

+1

9

Ричард был доволен сделанным ходом. Он знал, - мать всегда относилась к нему как к своему лучшему сыну, первенцу и примеру для подражания. Она была горда тем, каким вырастила его, и в любой ситуации ставила на него, как на свою лучшую скаковую лошадь, чей потенциал был ей известен от и до. Рич оправдывал ожидания, он часто приходил к финишу первым, поддерживал репутацию и не обманывал ее надежд. Ему было удобно так жить, получая от жизни все сливки. Но при этом он придерживался тактики: «то, о чем мама не узнает, ее не опечалит». Но если мама узнавала, возникали проблемы. Ричард был уверен, что все проблемы разрешимы.
К слову о лимонах, именно сейчас выражение лица матери стало напоминать кислый лимон. Как будто ее любимый пирог встал у нее поперек горла. Ричард бы так и подумал, если бы не знал, что служанка готовит лимонные пироги идеально. Его мать ни за что не стерпела бы несовершенства, даже в мелочах вроде какой-то дурацкой выпечки. Пласт хрустящего золотистого теста, терпкая лимонная горчинка, воздушная сладость свежих сливок, – ничего лишнего, идеально сбалансированный цвет и вкус, за редким исключением приводящий к сильнейшей аллергии, - Пэйшенс Аддерли сама напоминала свое любимое лакомство, по правде сказать, уже успевшее набить Ричу оскомину. Процедура исцеления улучшила его, сделала сильнее, избавив о многих несовершенств, одним из которых являлось чувство привязанности. Что значительно облегчило жизнь. Ричард знал все о женщине, сидящей перед ним: то, что она рожала его в течение нескольких часов, что она была той, кто первой увидела его улыбку, и той, чье имя он сказал первым. Ей он приносил показать пойманных блестящих жуков и сорванные цветы, с ней праздновал маленькие детские победы и оплакивал неудачи, пока она делала вид, что ей не все равно. Сейчас многое из того, что он делал в детстве, чтобы порадовать ее, казалось ему нелепым и глупым, и благо многое из этого он вообще забыл. И сейчас Ричард был рад, что избавился от этого удушливого и давящего эмоционального груза. Всепоглощающая сыновья любовь, родственная близость и душевная теплота канули в Лету, оставив после себя по-настоящему важные вещи: схожесть интересов и принадлежность к одному политическому клану. Одно только это стоило всех хлопот с проведением процедуры. Иногда Ричарду, правда, казалось, что он лишился чего-то важного, но он быстро решил для себя, что, если стоит жалеть о чем-то, так это о времени, проведенном до процедуры. Как жаль, что ее проводят только по достижению восемнадцатилетия! Когда Ричард станет мэром Портленда, он всенепременно вновь поставит этот вопрос на пересмотр. Срок процедуры необходимо сменить на более ранний. Например, почему бы не исцелять людей с рождения? И если медики говорят, что до совершеннолетия процедуры крайне опасны, значит они не приложили все свои усилия, чтобы это изменить, провели мало опытов, Ричард заставит их раскрыть свой потенциал в данном вопросе.
Но это было одной из задач, отложенных на дальний срок исполнения. Прямо сейчас у него были другие планы и другие проблемы. Если, конечно, его любезную и дражайшую мать вообще стоило считать таковой. Она была безукоризненно права во всем, но особенно в одном, - сын отличался от своего отца. Рич никогда не позволил бы женщине помыкать собой.
- Как славно, что мы, наконец, решили снять с себя эти вежливые маски, дорогая мама, - внимательно выслушав отчитывающую его родительницу, любезно ответствовал Ричард, расслабляя лицевые мышцы и стирая со своего лица безмятежную улыбку. Теперь его лицо хранило то же самое выражение, что и у его матери, – холодное, бесстрастное, равнодушное. О, так было гораздо лучше. Подумать только, сколько трудов ежедневно прикладывают люди, чтобы казаться чуть меньшими чудовищами, чем они есть на самом деле. Блистательная первая леди никогда не позволяла себе выходить из себя, показывая свое истинное нутро, и опускаться до примитивных угроз, которые она всегда считала ниже своего достоинства, но сейчас был другой случай, и Ричард был заинтригован. Что это, банальная женская ревность или боязнь могущественной женщины лишиться столь привычных для нее власти и статуса? Подумать только, его грозная мать боится кроткой мышки Клэрибэл. Узнала бы его невеста о таком, упала бы замертво от ужаса и удивления. – Усмехнувшись собственным мыслям, Ричард взглянул на свою мать, тщательно обдумывая услышанное. Его мать позволила себе потерять контроль, и поддаться вспышке потерянных было эмоций, но Ричард не держал на нее зла. Он давно не испытывал иллюзий в непогрешимости собственных родителей, и уж тем более матери. Женщины всегда были склонны делать из мухи слона и не гнушались прибегать к эмоциональному шантажу, чтобы достичь желаемого. Пэйшенс Аддерли не стала исключением из этого длинного и, безусловно, неоконченного списка.
- Ну и ну, целый месяц, мама? Твоя щедрость не знает границ, - оскалившись в волчьей усмешке, не идущей ни в какое сравнение с прежней солнечной улыбкой, Ричард легко оттолкнулся от кресла, вставая. – Позволь узнать, что же будет ожидать меня в случае поражения? Поставишь меня в угол? Выпорешь? Лишишь на ужине сладкого? Или, о боже мой, сделаешь что-то с малышкой Клэрибэл в назидание мне? В мире так много миловидных пустышек, что я наверняка должен буду почувствовать что-то в связи с утратой одной из них, - поравнявшись с матерью, Ричард остановился, в лучших традициях своего воспитания предлагая ей свою помощь и отодвигая от поднявшейся дамы легкое обеденное кресло.
- Как же я могу не ценить преимущества подобного жеста доброй воли, даже если он выглядит, как попытка продавить меня? Даже если он звучит, как угроза? – ласково убрав выбившийся завиток из прически родительницы, поинтересовался Ричард, не сводя с матери взгляда внимательных глаз. – Разговаривай со мной в подобном тоне кто-то другой, и я подумал бы, что этот человек совершенно не контролирует себя. Больше того, что этот человек слишком подвержен эмоциям, а, возможно, и вовсе болен делирией. Я слышал, после исцеления этой болезни более всего подвержены люди зрелого возраста. Только представь, какой удар по репутации это нанесло бы портлендской семье. Гораздо больший, нежели увлечение сына какой бы то ни было неблаговидной пассией, - притянув свою мать для прощальных объятий, Ричард мягко коснулся щеки родительницы, запечатлевая на ней легкий поцелуй. – Как хорошо, что ты - не этот человек, правда, моя заботливая мама? Папа бы наверняка не пережил подобного скандала, а мне не оставалось бы ничего иного, кроме как положить тебя на лечение в специализированное учреждение. Подумать только, я мог бы дважды осиротеть в один день, но остаться верен служению нашему обществу. Люди, а особенно избиратели, любят подобные слезливые истории, - отстранившись, сообщил Ричард, подзывая водителя и приказывая подать матери машину:
- Увидимся через месяц, мама.

Отредактировано Richard Adderly (2016-06-23 14:03:53)

+2


Вы здесь » DELIRIUM: LIBERTY IN ACCEPTANCE » Завершенные эпизоды » Take a look at my girlfriend


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC